Снова эпоха баронов-разбойников?

СИТУАЦИЯ НА КОНЕЦ НОЯБРЯ

 

Сейчас Россия в одно и то же время показывает несомненные внешнеполитические успехи и внутренние провалы.

«Впервые за четверть века после окончания холодной войны Россия проводит крупную военную операцию вне постсоветского пространства…. Подобные силовые операции проводит только одна держава – Соединенные Штаты» (академик А. Арбатов, НГ-политика, 3 ноября). В НАТО заявили: «Путин вооружился так сильно, как мы не ожидали» (НГ, 9 ноября). Пишут, что удары 26 российских крылатых ракет по позициям исламистов «изменили всю военно-политическую ситуацию в мире» (НГ, 2 ноября). И в том же номере «Независимой газеты» отмечают, что все экономические итоги третьего квартала – провальные. И не только в экономике: смертность с января по август увеличилась на 1,1 % (там же), а перед этим она несколько лет падала. 22 миллиона граждан России имеют доходы ниже прожиточного минимума, год назад таких было только 16 миллионов (НГ, 17 ноября).

Октябрь закончился самой большой авиакатастрофой в истории нашей страны. Одновременно не стало 224 человек. Причины? Международное расследование только началось, а американские СМИ со ссылкой на данные спецслужб уже объявили о теракте над Синаем в виде взрыва заложенной в «Аэробус» бомбы («Новая газета», 6 ноября). Обама и Кэмерон сразу приняли эту версию, которая означает, что гибель мирных людей – месть России, ввязавшейся в конфликт. Как и в случае с малазийским самолётом, на первом плане у Запада политика. Однако в результате была официально подтверждена версия о бомбе. Действительно месть? У нас сразу распространились настроения, на которые рассчитывает Запад. Они выражены и в письме читателя «Советской России» (19 ноября): польза от участия России в войне с исламистами неизвестна, а уже 224 жертвы. Но если не ударить по формированиям запрещённых в России исламистов в Сирии, скоро придётся воевать с ними в нашей стране. А выводить авиацию раньше окончания операции нельзя: это было бы свидетельством слабости. Вот только когда закончится операция? Появились первые боевые жертвы.

Расследование катастрофы ещё продолжалось, когда центр мирового внимания переместился во Францию. В ряде стран Азии и Африки взрывы и выстрелы стали постоянной частью жизни. Ливан, Тунис, Палестина и Израиль, Афганистан, Нигерия.… В одной из них – Мали, где несколько лет идёт война – в ноябре убиты шесть граждан России. Но теперь к такой жизни приходится привыкать и в Европе. 13 ноября в Париже произошёл самый крупный теракт в истории страны, жертв не намного меньше, чем при падении самолёта в Египте. В который раз исполнители – мусульманские фанатики. Французские власти не сумели предотвратить гибель людей. После этого Франция активизировала действия против исламистов в Сирии, начав согласовывать их с Россией. Возник ситуативный прорыв в антироссийском фронте. Однако санкции никто не отменял. А США отказались от какой-либо координации действий с нами.

Саммит «двадцатки» в Турции прошёл вскоре после парижских событий и оказался в их тени. Снова Путин говорил с Обамой, по Сирии не договорились. Вокруг, как всегда, выступления антиглобалистов.

В Турции выборы упрочили власть президента Эрдогана и его партии. Победа дала возможность правительству расширить необъявленную войну с курдами; заодно сбили российский бомбардировщик, что серьёзно осложнило отношения между двумя странами, Россия ввела санкции. В Азербайджане тоже победила правящая партия, там пока что тихо. В Аргентине после президентских выборов сдвиг вправо; победитель заявил, что будет укреплять связи с США («Евро-ньюс», 23 ноября). Но в Португалии удалось создать блок левых партий, включая коммунистов, в результате выборов в сумме имеющих в парламенте большинство, сформировано правительство, первое левое за 40 лет. Но, как и в Греции, будет трудно избежать выполнения требований Евросоюза. А в Египте прозападные партии даже не стали участвовать в парламентских выборах, понимая, что проиграют (там же).

В Бухаресте произошёл пожар в ночном клубе, более 50 погибших. До деталей похоже на то, что случилось несколько лет назад в Перми, хотя у нас жертв было больше. Но последствия в Румынии другие: вскоре начался многотысячный митинг с требованием отставки правительства. И действительно 4 ноября кабинет ушёл. Митинги продолжались и после этого, требовали досрочных выборов в парламент. Сейчас там и в Молдавии стало менее шумно, но конфликты не разрешены. В Греции всего через полтора месяца после победы на выборах партии Ципраса прошла всеобщая забастовка протеста против режима экономии, навязанного Западом и осуществляемого левым правительством. Весь юго-восток Европы стал поясом нестабильности: Украина, Молдавия, Румыния, Черногория, Греция, Косово, Турция плюс ещё несколько переполненных мигрантами государств.

«Кто кусается, с тем считаются». Вот что говорит бывший французский министр иностранных дел Б. Кушнер: он осуждает политику Путина, но признаёт, что Украине не вернуть Крым, а «у нас нет намерений воевать с российской армией» («Новая газета», 30 октября). Власть Украины, не имея возможности для войны в Крыму, хочет вернуть его с помощью экономической и энергетической блокады. Из-за взрыва на линии передач Крым оказался без электричества, это осудил и МИД Германии. Роль тарана выполняют крымско-татарские активисты во главе с бывшим диссидентом советских времён М. Джемилевым, который заявил: «Нам надо перестраиваться и оборвать все нити с Россией» (НГ, 25 ноября). Порошенко пообещал ему прекратить торговлю с Крымом. «Слово… закрепил для верности новый взрыв», как писала 25 ноября сочувствующая «стихийной» борьбе этих активистов «Новая газета» (а они много дней не дают ремонтникам возможности восстановить подачу энергии).

«Новая газета» объявила 6 ноября: «Война на юго-востоке Украины закончилась – или как минимум завершилась её горячая фаза». Однако как раз в эти дни в Донбассе опять начали стрелять. Каждый день несколько убитых. Ни большой войны, ни мира.

Украина, как всегда, неспокойна. Порошенко нанёс неожиданный удар по группировке своего противника в политике и бизнесе Коломойского и по его партии «Укроп». Взят под стражу его ближайший помощник и лидер партии Корбан, обвиняемый в присвоении денег, выделенных на войну. Радикалы поддержали олигарха против президента. Киев посетили американские министры торговли и финансов, как пишут, для смотрин преемника растерявшего популярность Яценюка (НГ, 12 ноября). А во вторую годовщину начала майдана, теперь отмечаемую как национальный праздник, в Киеве на той же площади собрался новый митинг с требованием отставки Порошенко и Яценюка. Однако третий майдан не начался: видимо, не было команды от Запада, который сейчас Порошенко устраивает.

В отношении Украины верно пишет автор «Аргументов и фактов» (4 ноября): «Можно внести изменения в систему образования – и через десять лет вы получите поколение, готовое верить в любую белиберду». Власти Украины в отличие от Прибалтики долго не форсировали разрыв с Россией и русской культурой, дожидаясь, когда подрастёт обученное по-новому поколение. Трудно предположить, что такой умный план был разработан на самой Украине. «США вложили огромные деньги и усилия, чтобы создать под боком у нашей страны антироссийское государство. Это игра вдолгую, в ближайшее время ждать компромисса не стоит» (там же).

«Новая газета» (9 ноября) написала: «На мирной части Украины традиционный билингвизм расстрелян… на выходе из Иловайского котла. Это по русскому языку ударило российское оружие». Опять Россия виновата во всём, а Украина ни в чём. Но спрашивается: если бы в Донбассе победили украинские войска и боевики с майдана, лучше бы стало русскому языку? Скорее наоборот. Журналистка «Новой» взяла интервью у экзальтированной поэтессы, до прошлого года писавшей на русском языке, а теперь из-за ненависти способной слагать стихи лишь по-английски и по-украински. Есть и такие. Однако большинство жителей Украины в быту привыкли говорить на русском языке и пока что не собираются это прекращать. Вот только детей там с 1991 года редко учили читать и писать на нём.

Но язык, в котором большую роль играют бессознательные привычки, меняется не так быстро, как политика. А тут С. Жильцов (НГ, 17 ноября) подводит итоги: «На всех уровнях украинской власти оказались представители сил, для которых внешнеполитическим приоритетом являются ЕС и США». «Во всех регионах в коридоры власти пришли представители сил, влияние которых раньше ограничивалось границами западно-украинских областей». «ЕС и США закрепляют свое влияние на Киев». «Россия практически утратила политические рычаги влияния». «Сложившиеся к концу 2015 года российско-украинские отношения пока не имеют предпосылок для улучшения». Увы, всё так! Виноваты все стороны, но Запад успешно реализует собственные цели, а власти России не делали ничего для того, чтобы привлечь граждан соседнего государства. Отношения России и Украины держались лишь на традициях, а они не вечны. Сейчас на Украине массовые настроения – антирусские, но и это может ещё измениться. У нас массовый психоз 1991 г. прошёл скоро.

Всё же и в «Новой газете» бывают публикации, заслуживающие внимания. В том же номере газеты за 9 ноября пишут о книге французского экономиста Т. Пикетти «Капитал в XXI веке». Это книга об истории неравенства доходов при буржуазном строе. Оно росло до первой мировой войны, потом долго снижалось, а сейчас оно возвратилось к максимуму начала прошлого столетия. Снова «эпоха баронов – разбойников и покупки конгрессменов оптом». Возможные последствия очевидны. К этому надо добавить то, о чём газета не пишет: в капиталистических странах неравенство доходов снижалось во время соревнования двух систем, но теперь власть крупной буржуазии ничем не сдерживается. Надолго?

Ожидают, что к концу 2016 года в Европе будет три миллиона беженцев («Евро-ньюс», 6 ноября). Однако их может оказаться много больше. Эксперты полагают: «Основная миграционная волна ещё не пришла» (НГ, 10 ноября). В ЕС не могут договориться о том, как их принять. «Мигранты вбили клин в правящую коалицию Германии», где даже у близких партий разные точки зрения (НГ, 3 ноября). Несколько министров жёстко выступили против Меркель, согласившейся на приём 800 тысяч беженцев, заявив о «потере ей контроля» над иммиграцией. СМИ Германии назвали это «путчем» («Советская Россия», 12 ноября). Теракт сразу ухудшил в Европе отношение к беженцам. «Трагедия в Париже упрочила в Европе позиции правых политиков»; власти Польши заявили, что теперь могут не исполнять обязательства по приёму беженцев (НГ, 16 ноября). Во Франции митинги в защиту беженцев перестали собирать много людей (НГ, 24 ноября), а в ФРГ лидер правой оппозиции потребовала отставки Меркель. На границах строят стены, беженцы их разрушают.

Руководители КНР и Тайваня на нейтральной территории встретились впервые с 1949 года. Конфликт длится десятки лет, и казалось, что он может быть разрешён только военным путём. Похоже, что, наконец, начался диалог. В Пекине рады, на Тайване протестные демонстрации.

Парламент Каталонии большинством голосов принял решение об отделении от Испании и независимости. Остаётся провести референдум до конца года. Однако правительство Испании объявило решение незаконным. Ситуация остаётся неясной.

При Лужкове праздновали 50-летие 800-летия Москвы. Теперь 7 ноября решили отмечать по всей стране 74–ю годовщину 24-й годовщины революции. А перед этим праздновали Хэллоуин. Наша официальная культура использует то советские, то западные, то царских времён образцы, не стараясь привнести ничего нового.

Ещё один бывший губернатор (Брянск) осуждён на четыре года. Кампания охоты на губернаторов продолжается. Дума голосами «Единой России» приняла «классовый» (О.Н. Смолин) бюджет, в котором сокращены расходы на социальную сферу, образование и здравоохранение. До сих пор ни один бюджет не получал в Думе так много голосов «против».

В бывших академических институтах за последние месяцы мало что менялось, кроме одного: во много раз возросло количество требуемых официальных документов. Но Академия наук уже полностью потеряла функции руководства наукой, действительно став лишь клубом учёных. А вот теперь, как пишет «Независимая газета» (26 ноября), грядёт «фильтрация академических организаций», проводимая «конкретно и жёстко», в Сибири она уже началась. А складываемые бумаги и базы данных дают чиновникам возможность провести фильтрацию по формальным критериям, не вникая в суть дела.

Завершён опрос москвичей в Интернете о переименовании станции метро «Войковская», большинство высказались за сохранение нынешнего названия. «Народ голосует не за Войкова, а против переименований как таковых. Это протест против антисоветской идеологии, против бессмысленных конъюнктурных перелицовок 90-х, сноса памятников, огульного перечёркивания 70 лет нашей истории» («Литературная газета», 19 ноября). Видимо, от противного повлияла и украинская война с советскими названиями (до сих пор не законченная). Впрочем, разрыв голосов не так велик: наше общество по-прежнему расколото в отношении прошлого.

В. Алпатов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1 комментарий: Снова эпоха баронов-разбойников?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  
Рейтинг@Mail.ru