ПУТИН-АНТИГЛОБАЛИСТ?

В органе нашей «непримиримой оппозиции» «Новой газете» (18 ноября) опубликована статья политолога В. Пастухова «Поглощение Европы». Как известно, газета в большинстве своих материалов неоригинальна: любовь к Западу и западным ценностям, крайний антикоммунизм, обличения Путина, которому каждый год прочат скорый уход со сцены. Пастухов, проживающий в Великобритании, однако, выделяется среди постоянных авторов газеты своими иногда нестандартными высказываниями. Не оригинален он только в пренебрежительных оценках СССР, но в данной статье лишь вскользь говорится о прошлом, она сосредоточена на настоящем и будущем.

Пастухов спорит с постоянными в «Новой газете» сетованиями на то, что российская власть уходит из Европы. Оценивая недавнюю речь Путина в Сочи на заседании Валдайского клуба, он оценивает её как «манифест альтернативной Европы, в строительстве которой Россия намерена принять самое живое и непосредственное участие». По его мнению, распространённая идея об отсутствии у Путина (в отличие от советских руководителей) какой-либо идеологии, верная до недавнего времени, теперь уже устарела. Потерпев неудачу в создании идеологии по заказу, команда президента вновь решила заимствовать идеологию из Европы. Когда-то ввозили марксизм, потом «была мода на либеральные идеи», теперь «пришла мода на идеи реакционные», восходящие чуть ли не к временам Священного союза, но существующие и в современной Европе.

В статье рассматриваются и иностранные выступления в Сочи, среди которых выделена речь бывшего премьера Чехословакии, затем второго президента Чехии В. Клауса. Это любопытная личность. Далёкий от диссидентства до 1989 г., он стал одним из лидеров «бархатной революции», составив тандем с пламенным антикоммунистом В. Гавелом: пока тот призывал покончить с прошлым и некомпетентными действиями оттолкнул Словакию, Клаус, редко выступая публично, осторожно проводил экономические реформы и сохранял управляемость. Теперь, уже в отставке, он выступает с резкой критикой политики Евросоюза и глобализации: «Единой Европы, как и единой европейской политики или единого европейского взгляда на мир, более не существует». «Существующие проблемы… проистекают скорее с Запада, чем с Востока». «Мы сами нерешительны и не готовы приспосабливаться к жизни». «Мы стали жертвами наших ошибочных «измов»: это, соответственно, движение борьбы за права человека, мультикультурализм, борьба за сохранение окружающей среды, гомосексуализм, космополитизм и транснационализм». «Мы не готовы… пожертвовать нашей комфортной жизнью и поступиться нашими предрассудками». «Навязывание определенной идеологии» напоминает Клаусу коммунистическую эпоху.

Как указывает Пастухов, такие идеи, в более заострённом варианте соответствующие идеям Путина, далеки от евразийства, которому, как ещё недавно казалось, следует российское руководство, но имеют сходство с антиглобализмом. Он даже заявляет: «Россия стала мировым лидером антиглобализма», а Путин «создает свой антиглобалистский интернационал». Россия, по мнению автора статьи, не собирается уходить ни в Азию, ни вглубь себя, а союз с Китаем – «миф»; она идёт в Европу и рассчитывает там на свою «пятую колонну» из тех, кто выступает за сохранение национальных ценностей и осуждает космополитическую культуру глобализма, формируемую в США. Недаром в Сочи приехали и влиятельные деятели вроде Клауса. Пастухов не склонен полагать, как большинство авторов в «Новой газете», что дни Путина сочтены; он допускает, что ему «вполне по силам на время изменить расклад политических сил на континенте», поскольку «Европа очевидно устала от своей «доброты» и «великодушия» по отношению к Украине». Для Путина, по его мнению, «не существует сейчас никаких видимых внешних угроз», он находится «на вершине своей политической карьеры». Остановить его могут лишь внутренние проблемы России.

Не буду обсуждать вопрос о степени сознательности действий Путина или о том, что в его курсе принадлежит ему, а что – его окружению. Но объективно в обстановке санкций, ударяющих по экономике, российскому руководству приходится искать бреши в едином фронте западных государств. Главные силы, жёстко настроенные против России – США и Евросоюз как целое (притом, что у разных государств Европы могут быть неодинаковые взгляды), а идеология этих сил – глобализация. В этой обстановке ближе всего к России могут оказаться те государства, где у власти сторонники национальных ценностей, прохладно относящиеся к жёстко навязываемой единой для всех идеологии, черты которой достаточно точно перечислил Клаус. Это могут быть либо крайне левые (Греция), либо (что чаще) крайне правые вроде венгерского премьера Орбана или нового польского правительства, а также оказавшиеся сейчас в оппозиции политики вроде Берлускони. С ними оказывается легче найти общий язык, чем с борцами за права человека. Понятия «правый» и «левый» сейчас на Западе приобрели новый смысл: если отвлечься от не вписывающихся в ландшафт (пусть больше на словах) политиков вроде Ципраса, левым считается сторонник евроинтеграции и общих для всех ценностей во главе с правами человека, а правым – тот, кто относится к этому скептически. Естественно, такие левые рукоплещут Украине и не любят «русских варваров», а правые, чтобы не остаться в изоляции, ищут себе союзников и могут надеяться на Путина, который сумел показать себя «сильной личностью». Ситуация подогревается новым фактором: Европа не справляется с потоком беженцев, которым теперешние левые сочувствуют, как и украинцам; правые же видят в них реальных или потенциальных террористов, что подтвердили события в Париже.

Но вопрос: можно ли такой расклад считать созданием «интернационала» на основе сходных ценностей или же он чисто ситуативен? Пастухов упоминает, что «сейчас Россия прорывает линию европейской обороны на французском участке», но у власти там по-прежнему Олланд, известный как активный сторонник глобализма. Однако после терактов обстоятельства сложились так, что ему приходится координировать действия против исламистов с Россией, поскольку США не проявляют здесь заинтересованности. Вряд ли от этого французский президент станет антиглобалистом. А тот же Орбан не только отстаивает национальные ценности, но и предъявляет счёт России за убытки в результате установления социалистического строя. О вернувшейся к власти в Польше партии, которая продолжает обвинять Путина в гибели своего основателя Л. Качиньского, можно и не говорить. «Интернационал» может быть лишь ситуативным.

Есть ли у Путина намерения, в которых его подозревает Пастухов? Можно, конечно, указать на его явное пристрастие к идеям консервативного философа И. Ильина. Но сопоставление его с Александром I после разгрома Наполеона не убедительно, а «Интернационал», даже если он будет создан, никак не будет похож на Священный союз.

Во-первых, Александр был победителем, а созданный им союз был союзом государств, совместно расправившихся с Наполеоном и, как им казалось, с Французской революцией; идеологию же, приписываемую Пастуховым Путину, он сам называет «религией слабых и угнетенных». Во-вторых, недолго просуществовавший Священный союз был первым вариантом Евросоюза (пусть политическим и военным, но не экономическим); в него вошли все крупные государства Европы, кроме наказанной Франции и представлявшей иной мир Турции. А его идеология, отличаясь от идеологии глобализма по содержанию, очень напоминала её с точки зрения её жёсткого навязывания всем европейским странам.

И кто такие антиглобалисты? Пастухов не делает различий, которые весьма существенны. Он упоминает, что «под знаменами антиглобализма собирается довольно пестрая толпа странных субъектов», относя к этим субъектам даже Иран и видя общее у них в желании «сохранения исторического статус-кво», даже не замечая, что Иран – мусульманская страна, а мусульмане – глобалисты по определению, пусть их вариант глобализма отличается от американского. Этим странам противопоставлены Америка, Китай и Индия, «три локомотива, которые сегодня разгоняют эшелон глобализации». То есть антиглобалисты – все, кто горячо не поддерживают американский вариант глобализации (хотя вопрос о том, насколько Китай и Индия ему следуют, спорен).

С другими авторами «Новой газеты» Пастухова роднит резкое неприятие курса Путина, пусть он не столь оптимистичен в отношении перспектив его устранения и отдаёт должное его талантам. По его мнению, «реакционная» идеология (эпитет несколько раз повторяется) его и других антиглобалистов – «мантра для тех, кто не видит своего места в будущем и поэтому хочет, чтобы будущее никогда не наступило»; всем им приписывается попытка «остановить время», которая «никому не удавалась», а успех политики Путина может быть лишь временным.

Термин «антиглобалисты» уже довольно прочно установился и ни у кого, кроме Пастухова, не выступает как обозначение всех, кто не согласен с системой ценностей, навязываемой США. Это название левого (в традиционном смысле) движения, вовсе не желающего сохранения статус-кво и стремящегося к справедливому переустройству мира. А люди вроде Клауса и тем более Путин – нечто другое, хотя в критической части их высказывания могут перекликаться с антиглобалистскими. Антиглобалисты недавно показывали себя во время саммита «двадцатки» в турецкой Анталье, протестуя против сговора богатых государств за спиной бедных. Пусть их были немного, но они не были там, где в это время был Путин. А критика любого «истеблишмента» может быть критикой справа и критикой слева. Пастухов видит в мире и осуждает только критику справа. Однако и она иногда бывает полезна

В. Алпатов

 

 

1 комментарий: ПУТИН-АНТИГЛОБАЛИСТ?

  • Сергей Строев говорит:

    Если коротко, то Путин использует европейский «левый» и «правый» антиглобализм точно так же, как использовал русских националистов-великодержавников в Восточной Украине. То есть позиционируется как «свой», использует как разменную монету в своих сиюминутных интересах, а потом — предаёт. Как и всякая подлость, такая политика приносит сиюминутный успех, но долгосрочное политическое поражение.
    Думаю, что лучшая для нас позиция — эту мысль максимально донести до европейских товарищей, чтобы потом, когда Путин и эрэфия их предадут (а предадут они обязательно и непременно), они не думали, что их предали Русские и Россия.

    Я эту идею пытался донести в своем «украинском» обзоре по итогам 2014, который опубликован на нашем сайте http://anti-glob.ru/old/mnen/stroev14-okon.htm . А сейчас уже и наши немецкие товарищи начали потихоньку понимать, что путинская эрэфия — не свет в окошке, и что их цинично используют.
    http://www.volksdeutsche-stimme.de/aktuell/smiru_2015.htm
    http://www.volksdeutsche-stimme.de/aktuell/frieden_2015.htm

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  
Рейтинг@Mail.ru