Октябрь уж наступил. Что дальше? Анализ и прогноз чл-корр. РАН В.М. Алпатова

СИТУАЦИЯ НА КОНЕЦ ОКТЯБРЯ

С конца сентября, уже после выборов, началась самая масштабная за несколько лет кампания отставок губернаторов. На 12 октября их было одиннадцать. Ушли деятели, карьера которых начиналась в советское время, вроде Шанцева и Абдулатипова. В большинстве новые назначенцы обязаны карьерой Путину. Кадры омолаживают, но в Дагестан из Думы отправлен многоопытный генерал МВД Васильев, никак с регионом не связанный; фактически там вводится внешнее управление.

Сохранена квота на представительство партий в губернаторском корпусе, в том числе по-прежнему Орёл отдан КПРФ. Там прежний губернатор потерял популярность, и его партия потерпела поражение на выборах. Теперь здесь А. Клычков, один из самых перспективных молодых коммунистов. Однако можно ли что-то реально сделать в одном отдельно взятом регионе? И само его назначение похоже на отступные: досрочно устранён единственный реальный соперник Собянина на будущих выборах мэра, способный сплотить оппозицию. А «Справедливой России» отдали Омск, хотя там даже нет местного отделения партии («Советская Россия», 12 октября). Отставники, как правило, не так обижены, получив другие должности.

«Независимая газета» (6 октября) признаёт: «Нынче в моде ностальгия по советским временам». Недовольный этим  известный антикоммунист Ципко (там же, 5 октября) осуждает Путина за то, что он не провёл «полную декоммунизацию», продолжает говорить о примирении красных и белых и не пресекает высказывания на официальном телевидении вроде: «Путин – это Сталин сегодня». Всё же с одной его фразой можно согласиться: «Самодержавие Путина только внешне похоже на самодержавие Сталина». Да! Но внешняя сторона тоже важна для российской  власти: она отбирает сторонников и избирателей у коммунистов, используя их же оружие.

Яркий пример внешней стороны – фестиваль в Сочи. Многое, включая символику, скопировано с фестиваля 1957 года, который с удовольствием  вспоминают люди старшего поколения. Но организаторы во главе с российским президентом сделали всё, чтобы придать событию официальную окраску в нынешнем духе. Всячески ограничивалось присутствие левой молодёжи из России и из-за рубежа, но зато пригласили правых националистов из Израиля, в связи с чем часть арабских делегатов отказалась от участия; не включили в программу традиционное шествие участников, опасаясь несанкционированных лозунгов («Советская Россия», 14 и 18 октября). А по каналу НТВ 15 октября заявили, что будто бы два фестиваля в СССР назывались «фестивалями коммунистической молодёжи и студентов», хотя этого никогда не было, а Москва принимала людей самых разных взглядов. Но когда та же ведущая дошла до Трампа, она вдруг процитировала … Ленина,  назвав американского президента примером «империализма как высшей стадии капитализма».

Отмечают, что Навальный начал вызывать вопросы у Запада; ему приписывается желание стать вторым Путиным. Его считают слишком «авторитарным», недовольны его позицией по Крыму (НГ, 26 сентября). Очевидно, что там не принимают именно то, чем Навальный добивается популярности за пределами интеллигенции; хочется, чтобы желательный преемник Путина соответствовал западным стандартам политика, но такой кандидат не получит массовой поддержки. Однако вспомним события «перестройки», когда Запад поддерживал, прежде всего, элитную интеллигенцию, игравшую роль тарана, но в качестве лидера пришлось признать не вполне «своего» Ельцина со всеми вытекающими последствиями. Навальный больше напоминает не Путина, а незабвенного Бориса Николаевича, и явно претендует на его роль. Но известно, что история часто повторяется как фарс. Сам Навальный снова побывал под арестом, а его сторонники в отсутствие лидера в ряде городов митинговали в день рождения Путина. Однако эксперты полагают, что эти акции  «сами собой сходят на нет», так как «народ не привлекают формат и содержание таких мероприятий», а борьба с президентом пока не актуальна (НГ, 9 октября).

Пока, по данным Левада-центра, если бы выборы президента состоялись сейчас, то Путин получил бы 52 % голосов, а среди тех, кто хочет идти на выборы – 64 %; у всех других не больше 2%; в гипотетической ситуации, при которой нынешний президент не будет баллотироваться, 55 % не знают, что делать (НГ, 11 октября). Об этом ли мечтали интеллигенты в 1991 году? Однако всё было закономерно.

Собчак объявила, что будет выдвигаться в президенты. Ей явно хочется стать русской Клинтон. Когда-то в США считали: Трумэн показал, что стать президентом может каждый. Но он хотя бы был опытным политиком. А тут…. Но голоса у «не того» кандидата она отобрать может.

Ситуация в Академии наук ничуть не улучшилась. Её новый первый вице-президент Ю. Балега сказал в Думе: В Академии «избыточное количество народа, мы занимаемся этим и будем, конечно, сокращать численность»; он также считает, что Академия не сможет дожить до 300–летнего юбилея 2024 г. (НГ, 12 октября). Последнее мнение повторяет прогноз той же газеты в день открытия академического собрания, так что это не личный взгляд журналиста. И что будет теперь у нас с наукой?

Рада приняла в первом чтении новые законы о Донбассе, где Россия официально названа агрессором, а Минские соглашения фактически отвергнуты. Один из депутатов заметил, что черновики законов были написаны на английском языке, то есть их готовили не украинские парламентарии (НГ, 5 октября). Закон прошёл минимальным числом голосов, а вокруг здания Рады бушевали демонстранты. Однако все протесты звучали лишь с одной стороны: от тех, кто требует более решительных действий в Донбассе, многие из них хотят военной победы, во что бы то ни стало. Поиски компромисса пока не заметны, и принятые законы этому не способствуют, что признала даже «Новая газета» (9 октября). А уже вступивший в силу закон об образовании официально осуждён Европарламентом как противоречащий общим ценностям ЕС, в соответствии с которыми должны соблюдаться права языков меньшинств. Но Украина нужна Западу, и там, скорее всего, погрозят и перестанут. О венгерских школах как-нибудь договорятся, а русские школы закроют. Однако в Венгрии именно сейчас прошли митинги с призывом к независимости для Закарпатья; ухудшились и отношения Киева с Польшей и Румынией. И возникает вопрос: раз Украина теперь официально отказалась от коммунистического прошлого, то теряют легитимность международные договоры советского времени, которые установили её западные границы (НГ, 16 октября). Если нужно, это могут использовать.

Саакашвили добрался до Киева и попытался устроить ещё майдан, теперь возле Рады против Порошенко. К нему присоединились группы радикалов и бойцы из Донбасса. Однако вокруг палаточного лагеря собралось много меньше людей, чем во время прошлых майданов, а известных политиков, кроме Саакашвили, не было видно. Порошенко объявил о поддержке требований толпы, но принятие Радой законов займёт несколько месяцев, а участники акции не хотели ждать. Впрочем, вскоре всё опустело. Майдан №3 не вышел, а обстановку на Украине оценивают как «агрессивную апатию».

В день голосования центральная власть ввела в Каталонию полицию и национальную гвардию, которые заняли часть избирательных участков. В столкновениях с ними пострадали несколько сот человек. «Испанское государство проиграло вне зависимости от итогов плебисцита» (НГ, 2 октября). Однако многие сумели проголосовать, и большинство из них выбрали независимость. Премьер-министр Испании заявил, что референдума не было, и его поддержало и руководство ЕС. В ответ каталонцы отказались подчиняться и объявили всеобщую забастовку. В других частях Испании большинство населения выступили против раздела страны. Глава местного правительства обещал 10 октября провозгласить независимость, но не сделал этого под давлением Евросоюза и центральной власти, оставив, тем не менее, вопрос открытым, на что противная сторона ответила ультиматумом и до окончания его срока начала аресты. Европейские государства объявили о невмешательстве, но по существу поддержали центральную власть. Когда срок истёк, Мадрид объявил о роспуске парламента Каталонии и введении внешнего управления. В ответ этот парламент 27 октября, наконец, объявил об отделении. Кто кого?

После сентябрьского затишья октябрь начался с двух новых терактов в разных странах. Во Франции опять нападение арабского мигранта с ножом, погибли две молодые женщины. А в США в тот же день бойня на многолюдном концерте. Десятки убитых и сотни раненых! Выяснилось, что убийца – белый американец, а о его связях с исламистами ничего не известно. Эпидемия насилия охватывает всё большее число людей, и это очень тревожно. В Америке после теракта опять требуют запрета свободной продажи оружия, но Трамп даже в предвыборной программе подчеркнул важность её сохранения, и маловероятно, чтобы он на это согласился. Самый кровавый теракт последних лет случился в октябре в столице Сомали: там убиты сразу более 300 человек. А ещё десятки жертв при взрыве в мечети в Афганистане и многое другое.

Потери России в Сирии за два года составили 39 человек (НГ, 3 октября). Много! В этом месяце зафиксирован первый случай казни двоих российских пленных исламистами. Впрочем, Шойгу заявляет, что участие российских войск в этой войне идёт к концу. Исламисты почти окончательно разгромлены, но теперь остальные всё активнее воюют между собой. В Москве впервые в истории побывал король Саудовской Аравии. Много лет там игнорировали нашу страну и во внешней политике ориентировались лишь на Америку. Но сейчас активность России в Сирии заставляет корректировать курс. Договорились о покупке российского оружия.

Независимость богатого нефтью Иракского Курдистана готов признать только Израиль, а Турция и Иран потребовали отменить результаты референдума, опасаясь, что и в их государствах курды последуют примеру. Отмечу, что два референдума в совсем разных странах совпали не только по времени, но и по результатам: около 90 % высказались за независимость. А отношение к этому в Европе и Америке в обоих случаях отрицательно. Демократия не для всех! Аналогично высказалась и наша власть. Ирак воспользовался ситуацией, и его правительственные войска захватили часть курдской территории, в том числе нефтяные месторождения. Курдам пришлось заморозить результаты референдума и договариваться с правительством Ирака.

Европа озабочена не только испанской ситуацией. Везде проблемы. В Германии формирование коалиционного правительства идёт труднее, чем ожидали, и вряд ли оно появится раньше Нового года; ослабли позиции Меркель, которую многие считают виновной в не слишком успешном результате выборов. Затягивается и выход Великобритании из ЕС. Во Франции продолжается борьба Макрона с профсоюзами. Обострились противоречия между «старыми» и «новыми» членами ЕС. Страны Восточной Европы жалуются на двойные стандарты и на высокомерие западных соседей из-за их коммунистического прошлого («Евро-ньюс», 14 октября).

В Австрии состоялись парламентские выборы. Как и ожидалось, их выиграла правая Народная партия. Вслед за ней укрепила позиции ещё более правая (но не фашистская, как про неё иногда пишут) Партия свободы, а социалисты и здесь проиграли и перешли в оппозицию. Главным вопросом, который определил исход выборов, стал приём беженцев. Успеха добились те, кто были за его ограничение. Новому австрийскому премьеру Курцу 31 год. Рекорд! И он без высшего образования: после школы занялся политикой, и учиться было некогда. Затем избирали парламент и в Чехии, и там сходный результат. Там тоже впереди правая партия, а за ней две ультраправые; социал-демократы получили 7 % (шестое место, в том числе их опередили коммунисты и … Пиратская партия) и лишились власти. Лидер победившей партии выступал против антироссийских санкций.  Общий процесс: Европа отворачивается от социал-демократов и «зелёных» и всё больше смотрит направо. Это часто бывает связано с симпатиями к Путину.

Также выборы были и в Киргизии, где избирали президента. Здесь предсказывали упорную борьбу между двумя претендентами, но в результате уже в первом туре победил кандидат от партии власти. Вряд ли тут обошлось без административного ресурса. В Кении оппозиция добилась повторных выборов, и оба раза голосование сопровождалось человеческими жертвами. Самыми спокойными были выборы в Японии, где ЛДП и премьер-министр Абэ остались у власти. Там, похоже, вернулись к традиционной однопартийной системе.

Венесуэла пока держится, несмотря ни на что, хотя даже многие сочувствующие ей смирились с неизбежностью победы там проамериканских сил. Пока что российская власть ей помогает. Президент Мадуро в очередной раз был в Москве. Губернаторские выборы в большинстве штатов Венесуэлы были успешны для левых.

В Пекине прошёл съезд Коммунистической партии Китая, безусловно ставший событием мирового значения. Си Цзиньпин в докладе определил перспективы развития государства до 2050 года. Лозунг: «От высоких темпов роста к высококачественному развитию», но и рост ВВП остаётся много выше среднемирового («Советская Россия», 19 октября). «Китай берет на себя мессианскую роль» и предлагает развивающимся странам свою модель модернизации; так делал СССР, и так всегда действуют США, а теперь появился новый пример (НГ, 19 октября). Очевидный успех государства, где реформировали экономику, но сохранили идеологию и руководящую роль партии. Этот курс продолжает приносить успех и был подтверждён на съезде.

Начинается месяц, который, безусловно, пройдёт под знаком юбилея революции 1917 г. Президент уже высказал свою точку зрения: всякая революция – плохо, а эволюция – хорошо. До него это же написал академик А. Чубарьян и сделал вывод: столетие «не может быть поводом для праздника» («Аргументы и факты», 11 октября). Однако опыт истории показывает, что революция часто бывает единственным выходом из кризиса. Но никакая буржуазная власть нашего времени не хочет это признать.

В. Алпатов

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  
Рейтинг@Mail.ru