Вакц-ханалия

События, развернувшиеся в информационной сфере вокруг вопроса о вакцинации, не имеют прецедента в истории «демократической России». Если брать последние десять лет (на самом деле больше), то основными игроками в информационном противостоянии были следующие силы:

«власти» Их могучий аппарат воздействия (в первую очередь, ТВ) был направлен как на подавление враждебных им позиций -либеральной и «народной» оппозиции (коммунисты плюс патриоты), при этом задач побуждения к действию практически не ставилось, даже голосование обеспечивалось другими ресурсами (не только вбросами, впрочем),
«Либеральная оппозиция» имеет большие возможности благодаря наличию сторонников в Сети, заметных денег, поддержкой западных мегаресурсов. Основная задача – компрометация власти, в основном, за счет продвижения идеи «все воруют». Из конкретных побуждений к действиям можно отметить призывы к участию в массовых выступлениях – в реале, но и в Сети тоже. Электоральные задачи была попытка решить, присоединившись к КПРФ и СР в рамках «умного голосования».

«Народная оппозиция» в либеральных, да и провластных СМИ оппозицией обычно не называется, хотя имеет более или менее определенные цели в изменении политики страны. Основные задачи – электоральные, хотя бывают и призывы к массовым действиям.

Последние годы – после «Крымской весны» — расклад идеологем был, в основном, следующий:
«власти» поддерживают внешнюю суверенную политику страны («духовные скрепы», «поднятие с колен» и т.п.), внутри страны продвигается идея о правильности экономического курса.

Либеральная оппозиция резко осуждает внешнюю политику, а относительно внутренней основная претензия – коррумпированность (иногда говорят, что необходимо «до конца» провести либеральные реформы»)

«Народная оппозиция» поддерживает курс власти на суверенизацию (из-за чего получает обвинения в «прикормленности», хотя эта политика следует из их теоретических установок), но довольно резко выступает против либеральной экономической политики.

«Событие» (event), как мы позволим себе называть «пандемию» вслед за некоторыми разработчиками (есть данные, что этот термин употреблял Билл Гейтс еще в 2017 году), резко изменило расклад и реальных сил, и идеологических – что, возможно, должна была сделать волна мигрантов в Европу в 2015-17 году и «зеленая истерия» в исполнении Греты Тунберг в 2019г. Но тогда не вышло.

Заболевание – пусть далеко не столь опасное и заразное, как многие другие – обеспечивает прекрасный информационный повод для управления сознанием. Болезнь – проявление сил, не регулируемых человеком, что уже противоречит установкам человека модерна на полную управляемость своей судьбой: «если лузер – значит, сам виноват», аппараты с фулпруф не дадут попасть в беду и т.п. К этому следует добавить зависимость человека модерна от масс-медиа, особенно теперь, когда очевидная авторитарность, связь с властью и капиталом газет и ТВ заменяется блогами «лидеров мнений», что воспринимается как голос одного из нас.

В результате именно сторонники либеральных взглядов оказались больше всех напуганы «модной болезнью». Они стали требовать более строгих мер по выполнению ограничений. Среди других групп испуг был тоже значителен, особенно весной 2020 года, когда заболевания были редки, а в новостях говорили в основном о тяжелых случаях и смертельных исходах. Однако через какое-то время полезность локдауна, запретов на прогулки, а потом и ношения масок вызвали сомнения, что было подтверждено высказанными в Сети мнениями вполне компетентных источников вплоть до ВОЗ, заявившей, что «маски здоровому человеку не нужны».

Осенняя вспышка болезни сделала заболевание более известным для масс. Многие сами переболели в разной степени тяжело (большинство – легко, но у некоторых было тяжелое течение, кое у кого умерли родственники или знакомые). Мистическая составляющая паники, таким образом, отошла на задний план, хотя рациональная осталась: болеть с перспективой пневмонии никто не считал приятным. Поэтому можно было уже рационально оценивать меры предосторожности, предлагаемые властями. И если «соблюдение «социальной» дистанции» или обеззараживание рук после поездки в метро многие принимали, то повсеместные маски и перчатки выполнялись только под угрозой «навредить продавцу» (угроза собственного штрафа, похоже, останавливала слабее).

Иррациональным казались и меры – в основном, со стороны «западных партнеров», по закрытию границ, запрете на перелеты, перевод публичных мероприятий в онлайн. Если болеют во всех странах, то не всё ли равно, прилетел ли очередной носитель заразы из другой страны или тут и находился, тут и заразился. Запреты на полеты, скажем, из России в Турцию, четко увязывались с политическими отношениями между странами.

На этом фоне стала разворачиваться «прививочная кампания». Вопрос о вакцинации как средстве похерить весь этот «ужос-ужос», возник еще летом 2020 на волне высокой степени испуга. Появление вакцины, особенно, первой в мире, многих вдохновило. Правда, некоторые особо дотошные обнаружили – и в Сети сразу появилось – что не пройден третий этап испытаний по долгосрочным последствиям. Прием вакцины шел по протоколу «в особо опасных эпидемиологических условиях» (как если бы у нас была вспышка чумы или черной оспы), когда времени на долгосрочные исследования нет. Кстати, с западными вакцинами была та же ситуация.

Однако проводившиеся тесты на антитела показали, что они есть у достаточно большой группы населения. Особо озабоченные стали вакцинироваться, причем в нормальных условиях – с предварительной консультацией врача. И в целом, видимо, так бы потихоньку подошло к затуханию заболеваемости (а новые штаммы вполне вписывались в разряд вызывающих ОРВИ и особой паники уже не вызывали), но это означало бы, что «событие» иссякло. А наверное, на него были и другие планы. Тут можно вспомнить дикую панику в Великобритании, когда вдруг было объявлено, что появился новый штамм коронавируса, «британский». Потом пугали еще чем-то. Остановились на индийском, предварительно заполнив медиасферу фотографиями, как на улицах (на самом деле, это специальные места) сжигают трупы, потому что «не хватает мощности крематориев». То, что это местный обычай, никак с заболеванием не связанный, большинство населения, особенно молодые, не знает.

Таким образом, мы подошли к ситуации мая-июля 2021 года, когда заговорили о том, что вакцинация идет слишком медленными темпами. Далее в информационную сферу попадают следующие события:

— вакцинация стимулируется розыгрышем автомобилей, квартир. Возникает диссонанс: вакцинация сама по себе должна быть наградой, а тут ее чем-то компенсируют. Значит, она не так хороша?

— в начале июня вдруг заявляется о невероятно резком всплеске заболеваемости вроде бы тем же коронавирусом, хотя позже сообщается, что это иной индийский штамм. О нем заявляется, что это он в несколько раз более заразен и опасен, чем привычный уханьский. Правда, тут же возникает вопрос, а насколько против него будет действовать имеющиеся вакцины.

Мнения несколько колеблются, но общий вывод: да, в целом будет.

— примерно тогда же, если не раньше, вдруг активизируется прививочная кампания в школах и вузах. Причем если раньше факт болезни и наличие антител служили основанием не прививаться, то теперь это отклоняется, а через короткое время публично устами главы Центра им. Гамалеи Гинцбурга, который стал главной «говорящей головой» кампании, заявляется, что «наличие антител не является опасным для вакцинации». То, что речь шла о том, что оно делает вакцинацию ненужной, выносилось из поля зрения (примитивный манипулятивный прием).

— тогда же заявляется, что новым штаммом болеют и молодые, причем тяжело, поэтому надо прививать и детей. Еще через некоторое время появились сообщения, что можно прививать и беременных, хотя тут же посыпались вопросы: как можно утверждать о безвредности вакцинации беременных, если дети еще не родились?

Накануне и во время встречи Путина и Байдена демонстрируется высокий рост заболеваемости, на основании чего сначала мэр Москвы Собянин, а потом и Петербурга и Подмосковья заявляют о необходимости ограничений для тех, кто не привился. Заметим, что первое заявление о необходимости введения обязательной вакцинации было сделано в мае в Якутии (когда оттуда уехать, кроме как на самолете, было еще сложно). Однако тогда принудительную вакцинацию отвергли.

Реальное введение ограничений на посещение общепита без специальных куар-кодов (которые выдавались за год до этого как пропуска на поездку по Москве, но потом были отменены и признаны антиконституционными, очень затратными и ненужными) вызвало резкое падение доходов этих предприятий, так что Собянин заговорил о необходимости компенсировать хозяевам затраты. В то же время можно было взять еду на вынос или на веранды, многие из которых – на шумных и загазованных магистралях – совершенно не отвечали санитарным требованиям. Впрочем, к этому времени заморочку лета 2020 г., когда улицы поливали дезинфекцирующим раствором, уже оставили и, видимо, решили, что народ забыл.
В это же время развернулась информационная кампания за срочную вакцинацию, куда включились самые разные персоны: от традиционных для провластной пропаганды спортсменов и артистов до публицистов, в том числе и народно-оппозиционной ориентации. Частично при этом эксплуатировалось представление (в основном, советских времен): вакцина – это защита. Иногда на этом аргументация за вакцинацию и завершалась. Но в сознании граждан, даже не очень вовлеченных в этот «холивар», этому противостояли, с одной стороны, сведения о недостаточной проверенности вакцины, наличии осложнений как у нас, так и за рубежом . С другой, общее недоверие вызывало настойчивое, за пределами разумного, продвижение обязательной вакцинации.

Отдельно стоит сказать об участии в кампании за вакцинацию патриотической оппозиции в лице газеты «Завтра», которая посвятила и передовицу главреда, и отдельную статью тому, что мол «антипрививочники выступают против именно нашей вакцины Спутник, поэтому мы должны ее поддержать». Такой разрыв с мнением масс в оппозиционной прессе не наблюдался уже давно.

В борьбе против мнения «антипрививочников» приводились «доводы» о том, что сомневаться в прививке – это дикость, варварство, неграмотность и т.п. Однако видимо, основным аргументом тех, кто соглашался на прививку, было желание «не связываться» с властями, лишая себя каких-то возможностей, и – особенно у более активных сторонников – надежда, что когда привьется более 60-70% населения (как-то об антителах у многих непривитых было забыло), то кончатся ограничения с полетами, отдыхом за рубежом и т.п.

В результате контент-анализа блогов на Яндексе-Дзен, среди читателей Новой газеты, Литературки, Завтра, обнаруживаются примерно следующие ведущие позиции:

— сторонники либеральных взглядов весьма агрессивно настроены не только за обязательную вакцинацию (хотя кое-кто по старой памяти вспоминает, что это нарушает свободу – но перед лицом такого «ужоса» — не страшно), но и против тех, кто не желая вакцинироваться срывает окончательную победу на коронавирусом (смена штаммов обычно выпадает из их поля зрения),

Очень похожую позицию занимают, условно говоря, «электорат ЕР»: они тоже напуганы, уверены в пользе того, что «говорят по телевизору» и готовы распространять самые жуткие и глупые байки: «В Бразилии по 250 тысяч в день от коронавируса умирают» — «Вряд ли» — «А вы что, были в Бразилии?».

Большинство населения является противниками прививок. Видимо, они замечают или чувствуют противоречия в установках относительно вируса, болезней и вакцин. При этом они нередко вакцинируются, «чтобы с работы не погнали». Однако видят в этом опасность. И главное, не могут объяснить иррациональную позицию власти. К этому добавляется еще один совершенно необъяснимый шаг: в июне в «Артеке» у 12 детей вроде был обнаружен коронавирус, после чего их увезли в инфекционную больницу в Симферополь, а всех контактировавших – в лагерь в Евпаторию, который вроде был назначен «обсерваторием». При том что в этом мегалагере достаточно помещений и для изоляции больных, и для обсервации.

Выводы

Нынешнее состояние информпространства России в связи с вопросом обязательной вакцинации показывает несколько иной расклад позиций населения, чем, к примеру, по экономическим проблемам или по «Крымской весне». Либерально настроенные лица занимают провластную и даже более жесткую позицию в отношении вакцинации, а также ношения масок и перчаток как средства борьбы с инфекцией. Большинство населения эту позицию не разделяет, однако не готово сопротивляться: «все не перемрем, а если последствия, так чего только не бывает». Часть лиц из разных групп видит в этих иррациональных действиях властей признаки продвижения каких-то угроз, не всегда понятных, т.к. идеи Билла Гейтса и Клауса Шваба, если на них ссылаются в потах или комментах, активно подавляются в пропаганде как «конспирология», «дикость» (хотя нетрудно проверить их аутентичность).

Идеологическое сопротивление провластной позиции практически не осуществляется партиями (только КПРФ пару раз пыталась провести очень скромные акции). Однако формируются группы, в том числе и против других признаков ковидоистерии, в частности, продвижения закона о цифровом образовании, которые в целом создают довольно сильный резонанс в инфосфере.

Е.Г. Борисова дфн, проф.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

Август 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Рейтинг@Mail.ru