«Мы предчувствовали полыханье». Анализ и прогноз на конец февраля

Антиглобалисты выражают глубокую благодарность В.М. Алпатову, много лет предлагавшему обзоры для нашей рубрики, и с пониманием относятся к его просьбе освободить его от этих, слишком обременительных, обязанностей. Теперь будет предоставляться трибуна другим единомышленникам.

События конца февраля оказались рубежными в истории России и Запада. И это – не только «война между братскими народами»: в украинской пропаганде «росийско-украиньска вийна» существует уже 8 лет, так они называли противостояние на Донбассе. Сделан важный шаг Россией, которая попыталась перехватить инициативу в противостоянии с нынешними «хозяевами дискурса».

Возможная активность глобалистов по созданию условий для «барьерного перехода», т.е. для обеспечения условий сохранения власти над человечеством и после всех изменений («обнуления» по Швабу) предсказывалась преимущественно в области «управляемого хаоса». И если «пандемия» не казалась вероятной, то разного рода военные столкновения для снижения потенциала возможных конкурентов были запланированы в нулевых и продемонстрированы в десятых в виде хаоса на Ближнем Востоке и на Украине (Майдан 2013-14 годов с спровоцированными в результате госпереворота действиями по отделению регионов, не принявших крайний национализм новой украинской власти).

За истекшие 8 лет продолжавшиеся тенденции развития ситуации привели к изменениям в расстановке сил. В США развивался «крах империи доллара» (по выражению М. Хазина и А. Кобякова, использованному ими еще в 2003 году), вызванный исчерпанием либеральной модели, которая в последние 20 лет и была основным движителем глобализации. Рост госдолга, до поры успешно сбрасываемый на периферию, зависящую от этой валюты, превысил какой-то порог, и США в период Трампа попытались перейти к новой модели управления миром, где основная роль от финансовых элит («глобалистов») должна была перейти в сферу реального производства. Как отмечают М. Хазин, А. Фурсов и другие, в то же время происходил выход в новую цифровую реальность, что проявилось, в частности, в усилении роли «новых цифровых элит»: владельцев соцсетей, Интернет-магазинов и других ресурсов. Последние, как и «финансисты», в основном поддерживали Байдена (и немало сделали для его победы). Однако Байден оказался перед теми же вызовами, что и Трамп. Ограниченность ресурсов заставил его уйти из Афганистана и поставить ЕС перед необходимостью самостоятельно финансировать своих членов и клиентов. Главная же задача демократов и Байдена, по мнению М. Хазина, сейчас справиться с беспрецедентной для США в 21 веке инфляцией. Одним из действий в этом направлении является изменение учетной ставки ФРС. Заседание Совета ФРС по этому вопросу прошло как раз накануне «даты объявленного вторжения»,, т.е. в середине февраля, но изменения ставки не произошло.
Тем временем Россия, обвал народохозяйства которой в 1991-98 годах способствовала оттягиванию обрушения западной системы на 10-15 лет, оказалась в ситуации «противохода». Положение беспомощного клиента Запада оказалось не только нестерпимым для населения (заметим, одним из проявлений этого недовольства и было создание антиглобалистских объединений в начале нулевых), но и реально опасным для новых элит, которые осознали уязвимость своих состояний и личной безопасности (вспомним путинское «Замучаетесь пыль глотать»). И хотя «поднятие с колен» шло в основном за счет народа: и трудящихся, и некрупных собственников, при том, что состояния олигархов росли, в целом процесс осознавался как необходимый. Рост возможностей России был далеко не столь очевидный и мощный, как у Китая, однако он дал результат, по крайней мере, в сфере перевооружения. Возможно, именно поэтому было сочтено уместным попытаться избавиться от ситуации «ножа к горлу», чем служила Украина все годы, а особенно последние 8 лет. (Существуют версии, что в спецоперации были заинтересованы США, которые таким образом отвлекают своих избирателей от собственных проблем: «Нас заставили США» -сказал аналитик с Украины, послемайданный эмигрант Р. Ищенко).

В течение февраля осуществлялись многочисленные действия сначала западных стран (объявление о скорой войне, эвакуация посольств, запрет гражданам США и Великобритании на поездки), а затем и России, которые предшествовали массированной военной операции. Сначала были признаны «самопровозглашенные» Донецкая и Луганская республики (предложение от КПРФ поступило еще в январе) как ответ на практический отказ Украины исполнять Минские соглашения, которые предусматривали возвращение этих республик в Украину на правах автономий. Зеленский в Мюнхене на конференции по безопасности заявил о возможности создания ядерной «грязной» бомбы (т.е. без взрывной силы, но с разбросом радиоактивных веществ).

Защита республик Донбасса в ситуации обострения представлялась вполне обоснованной. Видимо, были достаточно веские основания и для военных действий и на территории Украины. Однако в заявлениях российских властей не прозвучало убедительных формулировок. Что позволило противоположной точке зрения доминировать в информационном пространстве. В целом информвойна со стороны Запада и Украины отличается полной беззастенчивостью (к примеру, стихотворение донбасских ополченцев «Мать, я в плену, но ты не плачь», было переделано под обращение от имени российского пленного), обилием довольно легко разоблачаемых фейков: верно рассчитано, что в стрессовой ситуации нет места анализу. Российская пропаганда представляется более взвешенной. Однако отсутствие внятных объяснений, что ждет территории, взятые российскими войсками, кто из украинских политиков сможет войти в новый политикум – очень сильно вредит мнению о России и в глазах зарубежного сообщества, и украинской громады, и обширных кругов политически активных россиян. Благодаря доступу к внутригородским блогам Харькова, Киева, Николаева и ряда других городов можно сделать вывод, что действительно, российские войска действуют щадяще, и если бы не было внутригородских оборонительных боев ВСУ, жертв и разрушений не было бы вовсе.
Другие важнейшие события февраля так или иначе связаны со спецоперацией. Олимпиада в Пекине фактически продемонстрировала полную зависимость спорта от политики. К выступлению наших спортсменов без названия страны, флага и гимна добавились еще и сомнительные придирки по допинговым пробам: случай с юной фигуристкой К. Валиевой, у которой якобы в декабрьской пробе обнаружили следы вещества, не влияющего на результаты, но отнесенного к запрещенным, всех потряс. В результате она получила золотую медаль за победу в командном зачете (как и другие наши фигуристы), но уже после Олимпиады. Спорт пришел к барьеру перехода, кажется, раньше многих других сфер человеческой деятельности.

Важнейшим событием конца февраля стало объявление «адских» санкций России за «агрессию на Украине». Они могут быть чувствительны в компьютерной сфере (сразу же последовали указы о привилегиях для молодых компьютерщиках) и вообще в сфере высоких технологий: вот когда нам аукнулись слова Егора Гайдара о том, что ничего производить не надо, все купим. Во многих же других случаях в результате ухода с рынка известных брендов освобождается пространство для отечественных – и для представителей других стран, к санкциям не присоединившихся. Заметим, что в значительной степени санкциями занялись не столько американские, сколько западноевропейские государства. Что, возможно, является очередным шагом конкурентной борьбы США против Западной Европы.

И почти незамеченном прошло событие, которое ожидали миллионы: было объявлено о практическом окончании пандемии КОВИД. В ряде стран это проявилось в отказе от ограничительных мер. В частности, в России в большинстве регионов отменили предоставление ряда услуг только обладателям куар-кодов. Впрочем, кое-где еще требуют вакцинации, хотя российские санитарные органы признали, что против нового штамма «омикрон» она не эффективна. В принципе, понятна и неэффективность многих мер, объявленных ранее: локдауны, масочный режим и т.п. Однако кое-какие запреты формально остаются.

Подводя итог, можно сказать: мы действительно живем в «новой реальности», которая, в соответствии с заветами Клауса Шваба, поворачивается все новыми сторонами. Сейчас уже начались разговоры о том, что следующим инструментом переформатирования мира может стать голод: военные действия на Украине могут помешать проведению посевной, а санкции и контрсанкции – успешным сельхозработам в РФ и Европе. С другой стороны, открываются какие-то новые горизонты. В частности, М. Хазин уверен и постоянно это провозглашает на своем ресурсе khazin.ru и других, что глобализм потерпел крах и вместо однополярного мира доллара возникает несколько валютных зон, где непременно должна быть и рублевая, возможна фунтовая – замечена активность Британии во многих событиях от турецких до казахстанских, точно будут свои зоны у Китая, Индии, Латинской Америки (не примкнувших, заметим, к санкциям). А вот зоны евро может и не быть.

В общем, мы еще в 1991 году (откуда и многие беды последних месяцев) поняли правоту пословицы: «Не дай вам Бог жить в эпоху перемен».

Е.Борисова

Заголовок является строчкой из стихотворения Ольги Берггольц

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

Сентябрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Рейтинг@Mail.ru