Меры борьбы с эпидемией: попытка оценки адекватности

Завершая предыдущую статью, мы поставили вполне резонный вопрос: были ли сопряжённые с колоссальными экономическими жертвами «антиэпидемические» мероприятия 2020 года целесообразными? Что ж, попробуем в этом вопросе разобраться.

Начнём с простейшего. О вспышке нового инфекционного заболевания, вызываемого ранее неизвестным видом коронавируса, мировому сообществу стало известно в конце декабря 2019 – начале января 2020 года. Что должно было бы делать руководство Евросоюза, США, РФ и других стран в том случае, если бы оно вело себя вменяемо и ответственно? Разумеется, сразу же, ещё в первых числах января, полностью прекратить принимать китайских туристов, а затем туристов из других стран, где выявлен хотя бы один случай заражения, а также строго запретить своим гражданам поездки в эти страны. Прибывающих оттуда своих граждан по возвращении помещать в строго контролируемый (а отнюдь не в домашний) карантин, гарантированно исключая на необходимый срок (от двух недель до сорока дней) любые их контакты с людьми, не обеспеченными максимальными средствами противовирусной защиты. В случае любых случайных контактов столь же строго изолировать всех проконтактировавших, выявляя и пресекая все цепочки даже гипотетически возможного распространения инфекции. Противоэпидемические мероприятия такого рода позволяли полностью предотвратить вспышки гораздо более заразных инфекций и были посильны для санитарных служб развитых стран (в частности, СССР) даже в доцифровую эпоху, когда и в помине не существовало электронных устройств, позволяющих отслеживать любые социальные контакты с такой эффективностью, как это возможно сегодня. При всей кажущейся организационной сложности такое превентивное мобилизационное подавление потенциальных очагов инфекции обошлось бы на много порядков дешевле, чем массовые карантины с закрытием предприятий.

Времени на развёртывание этих мероприятий было более чем достаточно, поскольку впервые вирус вышел за пределы Китая только 13 января 2020 года, то есть через две недели после того, как весь мир узнал о возникновении новой инфекции, и только через месяц с лишним (!) после её фактического возникновения. Возможно, в течение этих двух недель имело бы смысл закрыть границы как на въезд, так и на выезд не только с Китаем, но и со всеми странами Юго-Восточной Азии, а также с теми государствами, которые не приняли соответствующих мер предосторожности. Это имело бы и смысл, и положительный результат. Такие меры, конечно, причинили бы некоторый ущерб туристическому и прочему досугово-развлекательному бизнесу (впрочем, несопоставимо меньший по сравнению с тем, который потом всё равно запоздало был нанесён, но уже совершенно бессмысленно), но почти не нанесли бы урона реальной производственной экономике.

Первые три случая заражения новым коронавирусом в Европе были выявлены во Франции 24 января 2020 года. Все трое заражённых французов недавно прибыли из Китая, то есть из заведомо заражённой новой неизвестной высокозаразной инфекцией страны – и при этом безо всякого карантина свободно разгуливали по улицам, пока у них не начали проявляться явные симптомы заболевания. В XXI веке цивилизованная Европа – светоч науки и культуры – разучилась проводить карантинные мероприятия даже на том уровне, на котором умела это делать в Средние века! В Германии первый случай выявлен 27 января у сотрудника фирмы, контактировавшего с прибывшим из Китая коллегой. Это уже не «легкомысленная» Франция, а вроде как «серьёзная и педантичная» Германия, славящаяся своим якобы порядком, но и здесь «прибывший из Китая коллега» разгуливает свободно, вместо того, чтобы сидеть в строгом карантине. А к 1 февраля заболевание выявлено уже у 8 работников той же фирмы. В Италии первые случаи выявлены 31 января – внимание! – у китайских туристов! То есть в самом конце января Италия всё ещё свободно впускает в Рим туристов из заведомо заражённой страны! Запредельный уровень безответственности, безграмотности и недееспособности как общего руководства Евросоюза, так и отдельно взятых европейских стран.

Казалось бы, хотя бы после этого могли спохватиться и срочно закрыть теперь уже внутренние государственные границы. Но нет. На территорию Испании первый вирус заносится уже не из Китая, а из Германии, и далее начинает гулять по всей Европе. В итоге границы между странами внутри Евросоюза были закрыты ровно тогда, когда в этом не было уже ни малейшего смысла: вирус проник во все европейские страны. То же самое повторилось потом и на уровне отдельно взятых стран. Например, Финляндия в конце марта ввела ограничения на въезд и выезд из столичного региона Уусимаа, фактически на время изолировав его от остальной страны как наиболее поражённый. Разумеется, экономическая цена такого решения была весьма высока. Если бы оно было принято до того, как эпидемия вышла за пределы этого региона (не считая единичного случая её непосредственного заноса в Лапландию опять-таки китайской туристкой), то оно имело бы какой-то рациональный смысл, но оно было принято только после того, как эпидемия из столичного региона уже распространилась по стране, то есть с эпидемической точки зрения было абсолютно бессмысленным.

Ничуть не лучше на фоне Европы выглядит и РФ. Впервые на территорию России SARSCoV-2 был занесён китайскими туристами 31 января, то есть опять-таки мы видим ту же самую преступную халатность и профессиональную непригодность государственного руководства, что и в Евросоюзе. Более чем за месяц государство не смогло закрыть границы для туристов из заведомо заражённой страны. В Москву вирус попал уже с российскими туристами, вернувшимися в конце февраля (!) из Италии. Вместо того, чтобы за два с лишним месяца организовать полную и строжайшую изоляцию всех возвращающихся в Россию из поражённых вирусом стран туристов, а также всех, кто мог с ними случайно проконтактировать, мэр Собянин только в начале марта (!) подписывает указ, предписывающий возвращающимся гражданам обеспечить самоизоляцию на дому в течение 14 дней. То есть ответственность за соблюдение условных карантинных мероприятий (термин «самоизоляция» как раз наглядно показывает, что полноценный карантин так и не был организован) возлагается на самих граждан. Разумеется, «домашняя самоизоляция» с самого начала была полной профанацией: она не соблюдалась, хотя бы уже потому, что гражданам необходимо ходить в магазин за продуктами, и к тому же большинство людей живёт в квартирах не поодиночке, а семьями. Естественно, возникли семейные очаги инфекции, а далее инфекция стала распространяться уже неконтролируемо. Дальнейшие меры т.н. «самоизоляции» были уже не только нецелесообразны и бессмысленны с противоэпидемической точки зрения, но и просто абсурдны. Например, чуть ли не в первую очередь в Москве было запрещено посещение парков, то есть как раз тех мест, где по определению есть возможность рассредоточения людей и минимизации риска заражения, в то время как продолжал работать общественный транспорт, обеспечивающий максимальную скученность людей в замкнутом пространстве. Были введены ограничения на удаление от дома далее 100 метров (как будто в 100 метрах от дома риск заразиться меньше, чем в километре!), но при этом москвичи свободно выезжали на личном автотранспорте и даже на поездах в отдалённые регионы, разнося инфекцию по всей стране. Характерно, что введение властями Москвы пропускного режима (электронных QR-кодов) привело 15 апреля к массовым столпотворениям в метро, то есть создало идеальные условия для распространения вируса.

В этой связи вновь процитируем академика В.П. Сергиева: «Почему-то в основу профилактики COVID-19 в нашей стране поставили изоляцию здоровых, а не выявление больных и контактов, что всегда давало хороший эффект в отечественной противоэпидемической практике. Вспомним случай оспы в Москве в 1960 г. Отсутствие строгой обсервации приезжающих из эндемичных стран Западной Европы и США способствовало быстрому разносу COVID-19 по территории нашей страны. Известно, что многие представители шоу бизнеса, заразившиеся за рубежом, демонстративно нарушали двухнедельную изоляцию и заражали окружающих. Однако средства массовой информации не осуждали таких нарушителей и не подчёркивали опасность такого поведения». Аналогичное мнение о целесообразности «режима самоизоляции» высказывал и академик В.В. Зверев: «На мой взгляд, это нецелесообразно и может принести только вред. <…> мы столкнулись с очень серьёзной проблемой: когда человек находится в режиме самоизоляции, он здоровее не становится. И особенно люди пожилые и люди с хроническими болезнями – им нужен свежий воздух, им нужны прогулки, им нужен здоровый образ жизни, который невозможно вести в режиме самоизоляции. И не случайно после окончания этой самоизоляции обращения к врачам в некоторых европейских странах выросли на 150%. Люди не могли вовремя получить квалифицированную помощь. И мы должны понимать, что на одной чаше весов люди, которые могут умереть от ковида, а на другой те, кто может умереть от хронических болезней из-за того, что не смогут получить своевременную и квалифицированную медицинскую помощь».

Впрочем, в Европе абсурдность ситуации уступала не многим. Например, были закрыты библиотеки, где люди могут быть легко рассредоточены на безопасное расстояние, но продолжил работать общественный транспорт, где ни о каком дистанцировании не может быть и речи. Были фактически разорены и разгромлены целые сегменты рынка, но при этом не введены самые элементарные и очевидные меры по разграничению потоков движения покупателей в продовольственных магазинах. Были перекрыты границы (зачем, если вирус неконтролируемо распространяется уже по обе от них стороны?), что нанесло и продолжает наносить колоссальный экономический ущерб, разрывая сложившиеся производственные цепочки, убивая международную торговлю, туризм и все так или иначе связанные с туризмом бизнесы, но при этом власти так и не смогли ввести всеобщий строго обязательный масочный режим в общественном транспорте и магазинах, ограничиваясь рекомендациями и моралистическими призывами. Кстати, аргумент, что, мол, границы продолжают держать закрытыми, чтобы исключить столпотворение на вокзалах и аэропортах, тоже несостоятелен, потому что для частного автотранспорта, который куда как безопаснее городского общественного, их закрыли тоже. Между тем по сравнению с закрытием границ (в условиях, когда вирус уже занесён и распространяется внутри страны в масштабах, исключающих возможность отследить цепочку и изолировать всех проконтактировавших) введение строго обязательного для всех (с крупными штрафами за нарушение) масочного режима (разумеется, только в общественных помещениях, а не на прогулке) было бы многократно эффективнее и одновременно на многие порядки дешевле. Такого рода примеров можно привести бесконечное множество как из европейских, так и из российских реалий. В итоге совокупность явно несоразмерных уровню угрозы «антиэпидемических» мер и явной профанации и нецелесообразности их реализации вполне закономерно породила «конспирологическую» версию об искусственном характере «пандемии», созданной как предлог для некоего глобального переформатирования мира «мировым правительством». В следующей статье мы постараемся проанализировать эту версию по возможности беспристрастно.

(Строев С.А. Итоги 2020: пандемия коронопсихоза. // Репутациология. ISSN: 2071-9094. Июль–декабрь 2020. Т. 13, № 3–4 (57–58). С. 46–69).

Строев Сергей Александрович

3 комментария: Меры борьбы с эпидемией: попытка оценки адекватности

  • Валентин говорит:

    Приводятся результаты сравнительного межстранового и межгородского (для США) анализа некоторых тенденций связанных с пандемией. Автор говорит о важности расчета значений эффективной плотности в городе, которая может быть важным фактором, объясняющим особенности распространения пандемии. Пространственное развитие города определяется балансом центростремительных и центробежных тенденций, некоторые из которых (в первую очередь, центробежные) могут быть усилены пандемией.  Pdf  А.С. Пузанов. Города на передней линии борьбы с коронавирусом — обзор международной экспертной повестки и оценка ее адекватности российским реалиям

  • Агентство Блумберг полагает, что экономика России находится в гораздо более худшем положении, чем в любой момент своей новейшей истории. Сокращение экономики во втором квартале может составить 16%, причем есть иные оценки, которые дают еще более масштабное падение. Технически произошедшее можно списать на эпидемию, хотя даже здесь возникают вопросы об адекватности реагирования на нее и совершенно преступный характер принятых хаотических мер.

  • esia говорит:

    В Иране вспышке заболеваемости предшествовала серьезная утрата властью доверия общества в связи с жестоким подавлением массовых антиправительственных протестов и ложью относительно сбитого украинского пассажирского самолета. Впоследствии, государству пришлось приложить значительные усилия, чтобы убедить население в том, что противоэпидемические меры принимаются в интересах общества. Необычно высокий процент заразившихся чиновников и нестыковки в официальных и неофициальных данных, которые приводились местными СМИ, провоцировали предположения о том, что либо статистика намеренно искажается, либо правительство не владеет необходимой информацией . В Таиланде власти применяли судебные иски и запугивание против работников здравоохранения и интернет-журналистов за то, что те критиковали государственные меры борьбы с эпидемией, высказывали предположения о возможном сокрытии информации и рассказывали о коррупции и спекуляциях вокруг запасов медицинских масок и других товаров первой необходимости. Некоторые врачи, рассказывавшие об остром дефиците критически важных расходных материалов в больницах по всей стране, сталкивались с угрозами дисциплинарных санкций, включая прекращение трудового договора и аннулирование лицензии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

Май 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  
Рейтинг@Mail.ru