Лето начинается жарко. Анализ и прогноз чл-корр РАН В.М. Алпатова

СИТУАЦИЯ НА КОНЕЦ МАЯ

 

Прошло, и хорошо прошло 9 мая. Это единственный (наряду с Новым годом) праздник, объединяющий большинство граждан России. Праздники кончились, встали старые и новые проблемы.

Левада-центр: россиян сейчас чаще всего волнует экономика – 44 %, а в прошлом году таких было лишь 36 %. Политические проблемы беспокоят только 9 % («Советская Россия», 24 мая). «Минэкономики предлагает преодолеть стагнацию экономией на зарплатах», то  есть два года никому зарплату не повышать («Коммерсант», 10 мая). Газета называет эту программу «довольно демонстративным затягиванием поясов населению», а 2017 г. – «годом добровольной бедности». Будет ли план реализован? Об экономии на прибылях крупного бизнеса речи нет. Ещё план, касающийся пенсий, выдвинуло Министерство финансов: повышение пенсионного возраста, отмена пенсий для работающих и льгот для занятых на вредных производствах, ограничение индексации (АиФ, 11 мая). Комментарии излишни.

Командующий Национальной (теперь уже Российской) гвардией В. Золотов, обращаясь к личному составу, вспомнил о лучших традициях войск НКВД (НГ, 16 мая). А именно это ведомство всегда было предметом особой ненависти наших либералов. И тут же подготовка экономических реформ поручена команде Кудрина – Грефа, давно известным сторонникам западного пути развития. Взят, таким образом, курс на сочетание буржуазно-либерального базиса (экономики) и антилиберальной надстройки (политики). Однако эти компоненты по открытым Марксом законам должны соответствовать друг другу, иначе неизбежен кризис. А что касается предложений данной команды, то даже организатор партии бизнесменов Б. Титов считает, что они «сведутся к секвестру бюджета, повышению налогов и урезанию социальной сферы» (НГ, 19 мая).

«Дальнобойщики, которые 5 месяцев стояли лагерем в Химках, объявили о создании профсоюза и разъехались по домам» («Новая газета», 16 мая). Они говорят, что борьба не закончена и профсоюз будет действовать, но всё же главные требования дальнобойщиков так и не были выполнены властью. Однако их акция не была напрасна. За этим примером могут последовать другие.

«Несистемная» оппозиция раскалывается и сплачивается, договориться не могут. «Яблоко» и Навальный пытались это сделать за спиной слишком непопулярного Касьянова. «Новая газета» (23 мая) патетически восклицает: «Если демократические депутаты прорвутся в Думу, мы найдем себя в другой стране». Конечно, это не так, но что могло бы быть, если бы эти группы вдруг победили? Вот сочувствующий им известный российский востоковед публикует свои стихи, где пишет о посёлке Орджоникидзе в Крыму: «Городок имени одного из когорты сталинских людоедов». А его коллега профессор Зубов, который идёт в Думу от ПАРНАС, в программе обещает «запрет символов коммунистического режима и возвращение экспроприированной советской властью недвижимости» («Новая газета», 27 мая). Нет отличий от того, что говорят Порошенко и подобные ему. И наши демократы тоже вели бы войну с памятниками. Впрочем, и у нас город Орджоникидзе давно стал Владикавказом.

За короткое время два заметных криминальных происшествия в Москве. Сначала кровавая разборка из-за передела собственности на Хованском кладбище, трое убитых. Всё, как в 90–е годы. Затем преступление в американском стиле: попытка нападения на банк с захватом заложников. Налётчик был убит, хотя этого явно можно было избежать. По мнению «Советской России» (21 мая), ликвидация отчаявшегося человека –  «посыл обывателю – бунтовать смертельно опасно».

Переговоры министров иностранных дел России, Украины, Германии и Франции по Донбассу в Берлине не дали результатов. Европа требует исполнения Минских соглашений, настаивая, во что бы то ни стало, на выборах. Для западного мышления «свободные выборы» превыше всего. А украинские власти понимают, что на них победят сторонники ДНР и ЛНР, если только до того Донбасс не займут войска Украины. Поэтому они хотят, прежде всего, восстановить контроль над территорией, что неприемлемо для республик и России. Радикалы митингуют на Майдане независимости против любых договорённостей и компромиссов с «террористам». Общество расколото по вопросу о будущем Донецка и Луганска, и всякий вариант решения приведёт к чьему-то возмущению. Идут споры, а реально в Донбассе ничего не меняется. Люди гибнут, как и раньше.

В самой Украине подняли цены на газ, что вызвало большое недовольство. Это используют соперники Порошенко, особенно Тимошенко, которые добиваются досрочных выборов в Раду, где рассчитывают на победу (НГ, 16 мая). «Многие рядовые украинцы воспринимают Тимошенко как своего единственного защитника…. Команда Порошенко уже не надеется на высокие рейтинги» (там же). Эксперт К. Бондаренко предсказывает: «Судя по всему, Украина обречена на свою «ночь длинных ножей»: в стране много оружия и много воевавших людей, которых не устраивает теперешняя власть (НГ-дипкурьер, 16 мая).

Но Порошенко занят важным для него делом – борьбой с советскими названиями населённых пунктов. Переименование должны были закончить к прошлому августу, но и к маю коммунистических названий оставалось больше трёхсот; на местах явно не спешили. Теперь президент велел завершать кампанию, заявив, что запрещение сохранять имена «палачей» «не подлежит обсуждению», но не рекомендуются и дореволюционные «имперские» названия. И Днепропетровск уже превратился в Днепр вопреки даже мнению местной власти; отмечу, что голосование в Раде было далеко не единогласным. Вне закона даже герой войны Н. Кузнецов и лидер французских коммунистов М. Торез (во втором случае лишь официально: город в ДНР), хотя их уж никак нельзя назвать палачами. В 2000 г. одна украинская газета проводила опрос жителей Днепродзержинска (с 2016 г. – Каменское) об отношении к названию города. Разброс мнений находился в пределах от советской ностальгии до «по барабану»; взгляды, сейчас «не подлежащие обсуждению», тогда не выражал никто. И осенью 2015 года 90,5% жителей Днепропетровска высказались за сохранение названия («Новая газета», 23 мая). Но всё напрасно. Идеология бандеровцев пока господствует.

Украинские власти здесь копируют опыт государств Восточной Европы, особенно Польши, где, впрочем, президент Дуда заявил, что «декоммунизацию» названий надо продолжать, хотя, казалось бы, куда дальше. Украина в который раз в своей истории подражает Польше, что не означает хороших отношений между ними. Дуда обещает возвратить «отторгнутые» Западную Украину и Западную Белоруссию.

Скандальную лётчицу Савченко, наконец, обменяли на арестованных на Украине двух российских граждан. Наших в Москве встретили лишь жёны, а Савченко принимал президент, вручив звезду Героя и высший орден. За что? За то, что стала символом борьбы с Россией, признанным США и ЕС. Её помилование «улучшит имидж России в глазах Запада» (НГ, 26 мая). «Новая газета» не раз писала, что Савченко умирает и остаётся несколько дней для её спасения, но теперь она не выглядит тяжело больной. А для украинской власти она была очень полезна, когда находилась в тюрьме; её освобождение сразу подняло (вряд ли надолго) упавший почти до нуля рейтинг Порошенко (там же). Однако она «вернулась на Украину … как фактический лидер нации» («Новая газета», 27 мая). Многие считают, что вокруг экстремистски настроенной Савченко могут сплотиться радикальные националисты, требующие войны до победного конца. В результате обострится борьба за власть.

В Молдавии власть остаётся прежней, кризис продолжается. Уже идёт подготовка к выборам президента, которые состоятся в октябре. По всем опросам, большинство граждан глядят в сторону России, но «сохранение проевропейской власти в  республике профинансируют из-за рубежа» (НГ, 25 мая).

Очередная перестрелка на Северном Кавказе, на этот раз в Дербенте, погибли три сотрудника МВД. Но обнаружилось и нечто новое: впервые ответственность за действия боевиков официально взяло на себя запрещённое у нас «Исламское государство». Теперь оно открыто ведёт войну и на территории России.

В Сочи состоялся саммит «Россия – АСЕАН», приезжали руководители десяти стран Юго-Восточной Азии. Это объединение государств уникально: в него входят страны с разным общественным строем, но по многим вопросам они находят взаимопонимание. В этом регионе в отличие от Европы к России относятся хорошо, а их правительства «видят в России противовес доминированию США и Китая» (НГ, 19 мая). Но что может сейчас им предложить находящаяся в кризисе Россия? Тем временем Обама съездил во Вьетнам, поставив задачу перетянуть вьетнамцев на свою сторону в противовес Китаю (НГ, 23 мая). Саммит «большой восьмёрки» прошёл в Японии; как и ожидалось, антироссийские санкции продлены, а главной темой было сдерживание Китая.

В Таджикистане на референдуме проголосовали за пожизненное правление президента Э. Рахмона. Хотя бы честно!

К концу голосований по штатам в республиканской партии у Трампа не осталось соперников, все сошли. Уже сейчас он обеспечил для выдвижения от республиканской партии нужное число голосов. Зато Сандерс держался до последнего, как бы ни были малы его шансы по сравнению с Х. Клинтон. На «Евро-ньюс» (11 мая) отмечают, что он побеждал в штатах, где большой процент населения составляют рабочие.

Мэром Лондона (и вообще столицы государства ЕС) впервые избран мусульманин (с пакистанскими корнями). Такие люди занимают всё более заметное место в политике Европы. Не случайно, что он – лейборист: если социал-демократы чем-то отличаются на Западе от других, то более активной поддержкой иммигрантов, геев и иных меньшинств. Они добились признания однополых браков во всех крупных государствах Европы, последней в мае сдалась Италия.

В Испании вновь предвыборная гонка, политическая ситуация в тупике. В Германии выборы ещё через год, но уже сейчас 64% за то, чтобы Меркель не осталась на новый срок; особое недовольство вызывают её либеральное отношение к мигрантам и установление безвизового режима с Турцией; правящая коалиция теряет популярность, и растёт авторитет правых (НГ, 12 мая). Пишут, что если бы выборы проходили сейчас, партия Меркель получила бы лишь 24 % голосов, социал-демократы –  20 %, а правые – целых 15 % (НГ,  23 мая). А в соседней Австрии после успеха правого кандидата на первом туре президентских выборов ушёл в отставку премьер-министр. В итоге тот не стал президентом (не пустили?), но отстал лишь на 0,6 %. Эти государства, похоже, движутся туда, куда уже пришла Польша. Там правые власти не только сносят памятники советским воинам и прославляют антикоммунистическое подполье, но и заявляют, будто Евросоюз захвачен «либеральными леваками», и поэтому даже не рекомендуют вывешивать флаг ЕС («Новая газета», 11 мая). И если в других странах Европы протестуют в основном правые, то в Польше на улицах сторонники глобализации из партии теперешнего главы ЕС Д. Туска. Их демонстрация стала крупнейшей в истории страны с 1989 г.

Америка, используя курдов как пушечное мясо, начала в Сирии наступление на столицу исламистов Ракку. Если оно удастся, то стратегическая инициатива перейдёт от России к США, которые возьмут реванш за Пальмиру. Всё, как когда-то.

Премьер-министр Японии С. Абэ во время поездки по Европе всё-таки заезжал в Сочи и общался с Путиным, несмотря на предостережения США. Антироссийская солидарность даёт сбой. Впрочем, многого переговоры не принесли: острова мы не отдадим, а больших экономических интересов у Японии в России нет.

В Бразилии парламент после недолгой борьбы объявил импичмент президенту Д. Русефф. Новым кабинетом сразу начата «крутая переориентация экономической политики» (НГ, 13 мая): приоритет отдан развитию рынка, урезаются социальные программы. Сразу на улицы вышли массы людей. Один из демонстрантов: теперь капиталистам для переворота не нужны автоматы, достаточно юридических процедур («Евро-ньюс», 13 мая).  В Аргентине бывший президент также пыталась бороться с американским влиянием. Она додержалась до конца срока, но как только потеряла неприкосновенность, против неё возбудили уголовное дело. Ожесточённая борьба продолжается и в Венесуэле. Оппозиция требует референдума об импичменте президенту Мадуро, ходят слухи о  возможности дворцового переворота (НГ, 16 мая).

На Кипре коммунисты получили 25% голосов, но этого было недостаточно для возвращения во власть. А это лучший для них результат в Европе. И в Греции, и во Франции в мае почти одновременно были приняты законы, ухудшающие  жизни трудящихся. В Греции это в два приёма сделал парламент, во Франции – правительство социалистов в обход парламента, не одобрявшего такие меры. Во Франции ставился вопрос о недоверии правительству, но он не собрал необходимого числа голосов. В ответ на законы – забастовки, митинги, демонстрации. В Греции ситуация осталась сравнительно мирной, там тепло принимали Путина, рассчитывая на российскую поддержку. А во Франции картина другая. Акции протеста не утихают и становятся всё более массовыми. Забастовщики блокировали почти все нефтеперерабатывающие заводы, нарушив поставки топлива по всей стране. Они грозят сорвать европейский чемпионат по футболу. Растёт напряжённость, но правительство не идёт на уступки в отношении трудового законодательства. Классовая борьба в разгаре, однако, пока что класс капиталистов обычно бывает сильнее.

Беженцы продолжают плыть и тонуть, потери исчисляются сотнями. В отдельности каждый из них беспомощен, однако своей массой они становятся важным фактором мировой политики, взрывая европейский уклад.

В. Алпатов

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  
Рейтинг@Mail.ru