Коммунист о православии. Выступление депутата С.П. Обухова

 

Обухов Сергей Павлович

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, депутат Государственной Думы, д.полит.наук

В Вене парламентарии почти 30 стран собрались на очередную, 22-ю Генеральную ассамблею Межпарламентской ассамблеи православных стран.

На ассамблее от российской парламентской делегации выступил заместитель Председателя Комитета Государственной Думы РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций С.П. Обухов.

Публикуем его выступление, вызвавшее большой резонанс и яростную дискуссию.

С.П.Обухов

Наверное, многим делегатам Межпарламентской ассамблеи православия тема новой сессии — «Исторические общины православных в Европе и мире» — представляется как преимущественно культурологическая или даже богословская.

Такое представление возникает в связи со спорами о канонических территориях, порядке церковного управления общинами и т.п. Уверен, что это не совсем так. Точнее, совсем иначе.

Культурологическая часть проблемы очевидна. Православие, принадлежность к православному культурному ареалу — это важнейшая составляющая для сохранения национальной идентичности в рассеянии, в диаспоре.

Но канонический статус православной диаспоры до сих пор не решен и поставлен на повестку дня будущего Всеправославного Всемирного Собора в 2016 году.

Когда организаторы выносили на сессию парламентариев православных стран вопрос диаспоры, то, наверное, понимали — это проблема противостояния двух существующих учений о Церкви.

С одной стороны – традиционной православной точки зрения, согласно которой приходы и епархии в любом регионе мира пребывают в каноническом единстве с основавшей их Поместной Церковью. А клир этих приходов и епархий находится в каноническом подчинении священноначалию Церкви-Матери. Как известно, это позиция Московского Патриархата. Напомню, более 40% православных всего мира — это паства Русской православной Церкви.

С другой стороны – развивается другая позиция. Здесь отстаивается право Константинопольских патриархов на власть над всеми приходами православной диаспоры. Причем, независимо от того, какой Поместной Церковью основаны эти приходы.

Толкуя каноны в пользу распространения своей власти на диаспору, православному миру пытаются показать, что «нет уже верующего китайца, ни грузина; нет албанца, ни испанца; нет эстонца и литовца в диаспоре: ибо все одно в Константинопольском Патриархате». Понятно, что этот подход пытаются распространить и на Русский мир, русские общины. И это в России, и, как я понимаю, не только в России воспринимается как угроза национальной идентичности и традициям.

Вопрос о каноническом статусе православных диаспор Константинополем ставится не впервые.

Вспомним, как после подчинения Византии туркам-османам Патриарх стал подотчетным турецкому султану, по сути бессильным, и возникла угроза православию. Вскоре греки вынуждены были уйти из Малой Азии и рассеяться по миру, образовав диаспору, что и значит рассеяние. Так Константинопольский Патриархат начал резко терять свою паству.

Чтобы спасти православную веру, из лона Константинополя возникли Сербская и Болгарская церкви, другие Поместные церкви. И уже тогда, чтобы выжить, Константинопольский патриархат предпринял попытки взять под свое крыло диаспору греческую, а затем и другие православные диаспоры.

И вот мы сегодня живем в условиях, когда всем в мире заправляют американские и общеевропейские «султаны». И вновь повторяется тот же алгоритм, но с другим каноническим обоснованием.

Мы понимаем, что трудности в современной Турции, где расположен Константинопольский патриархат, вынуждают его искать выход. Но ищет он его вне Турции и не только через международное давление на Турцию. В Фанаре, резиденции Константинопольских патриархов, видимо, решили, что получение юрисдикции над православными диаспорами является ключевой гарантией выживания.

Возможно, мои суждения звучат резко, но я политик прямого, уличного действия и привык вещи называть своими именами. А у нас парламентское собрание, а не дипломатический раут.

Использование всевозможных, в том числе канонически необоснованных способов для получения власти и материальных средств, твердя о своем «первенстве среди равных», на мой взгляд, является одним из проявлений православного «папизма».

Папизм — тяжелая болезнь католичества, а нас от неё спасает соборность. У нас ведь ключевое — соборность! На этом и стоит Православие. А папизм — это всегда политика, деньги, а значит и кровь.

«Церковь вечна, земные блага тленны, а политическая конъюнктура изменчива». В нашем турбулентном мире следует, на мой взгляд, прежде всего сохранить не первенство власти, а первенство чести. Хорошо бы так и было.

Вряд ли уместно на МАПе спорить о явно несвятоотеческом толковании 28 правила IV Вселенского собора в пользу позиции Константинопольского Патриархата. Пусть этот вопрос решают специалисты-богословы и иерархи, а не политики. Тем не менее, хотелось бы сделать несколько замечаний.

Наша межпарламентская дискуссия происходит в преддверии Всеправославного Вселенского Собора, который состоится в 2016 году. Там особо будет стоять вопрос о статусе православных общин, находящихся вне канонических территорий конкретных Поместных церквей. В настоящее время общины разных православных церквей дружно сосуществуют, поддерживая и приходя на помощь друг другу в различных ситуациях. Так что острых проблем в этом отношении нет. Однако Константинопольский Патриарх уже сейчас предполагает принять их в свое лоно, предвосхитить, или как говорят греки, антиципировать, решения Всеправославного Вселенского Собора, который только и имеет на это право.

Однако уже давно сформировалась и существует традиция, не покидая лоно своей поместной церкви, обходиться в иной стране, собирая Епископские Конференции архиереев разных православных юрисдикций для решения вопросов, имеющих общее значение. Например, о взаимодействии с католиками и протестантами: при переходе их в православие — перекрещивать их или только миропомазывать. Да, традиционно председателем таких конференций избирается представитель Константинопольского патриархата, но только по традиции, без особых прав, как первый среди равных. Так происходит и в Европе, и, особенно в Америке. Тем не менее, при принятии подобных решений необходимы решения Вселенского Собора и принцип консенсуса, как в Совбезе ООН: достаточно голоса одной из Поместных церквей «против», чтобы решение не было принято. Это то, что касается внутрицерковных законов и правил. Это не предмет обсуждения межпарламентского собрания.

Да, мы с вами не богословы и культурологи, а политики, парламентарии. И не просто парламентарии, а политики, декларирующие приверженность православным ценностям, культурной традиции. И с этих позиций должны смотреть в корень проблемы, вычленяя ее политическую составляющую, отдавать себе отчет о политическом фоне обсуждения.

И здесь он очень неблагоприятен. Вовсю идет санкционная общеевропейская война против России. Символично, что Евросоюз принял решение о продлении антироссийских санкцийименно 22 июня, в годовщину нападения объединенной Европы в 1941 году на СССР, под водительством нацистской Германии.

И на этом фоне дискуссия о двух подходах в учении церкви о диаспорах уже многими СМИ транслируется в общество с точки зрения геополитического противостояния России и Запада. Ну ладно конфронтационный подход СМИ в подаче позиций в православном сообществе по данному вопросу

Но это ещене все. Дискуссия о двух подходах к управлению православными диаспорами в Европе и мире надо рассматривать и в контексте новой мировой реальности. Я имею в виду, переход в завершающую стадию работы над созданием по сути общего правительства для США и Европы. Речь идет о так называемых глобальных торговых соглашениях: Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнерстве (ТТИП) и Транстихоокеанском партнерстве (ТТП), инициаторами которых являются США.

Это не просто новый уровень глобализации. Правда состоит в том, что эти соглашения порождены выходом на новый уровень неоколониальной политики Соединенных Штатов и транснациональных корпораций, от имени которых и действует американское государство.

Не зря в Европе сейчас проходят массовые манифестации против секретных договоренностей в рамках Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства.

Недавно во Франции демонстранты несли лозунги: «ТТИП — это не соглашение, а государственный переворот», «Отстоим наш суверенитет!». На транспарантах, которые несли их единомышленники в Мюнхене, было написано: «ТТИП пожирает людей и государства». Во время протестной демонстрации в Мадриде депутат Европарламента от партии «Объединенные левые» Марина Альбиользаявила, что соглашение по ТТИП «ударит по социальным завоеваниям европейцев». Французский политик и писатель Ален де Бенуа говорит, что «конечная цель этого договора — установление гегемонистской политики США». Ведь создание огромной зоны свободной торговли повысит статус США и лишит ЕС «возможности заключать соглашения с Россией».

Все больше рядовых европейцев, в отличие от их руководителей, находящихся, как говорят у нас в России, «под колпаком» «большого брата», становятся в ряды антиглобалистов. Они против того, что, по условиям ТТИП, права транснациональных корпораций ставятся выше прав суверенных государств и их институтов.

Транснациональный капитал через наднациональные трибуналы получает возможность устраивать фактическое судилище над суверенными государствами, если посчитает, что они препятствуют его экономическим и политическим интересам, а по сути, это ничто иное как заявка на официальное утверждение мирового правительства, по отношению к которому суверенные страны и государственные институты должны занимать подчиненное место.

Раскройте глаза, так уже было, так есть в различных регионах мира, когда это всемирное правительство огнем и мечом, правда, подчас чужими руками и бесконтактными средствами ведения войны уничтожало суверенитет и парализовывало волю национальных руководителейВот почему вышеупомянутое соглашение обсуждается фактически втайне от широкой общественности, которую намереваются просто поставить перед фактом принципиального и бесповоротного изменения миропорядка.

Европейский протест против трансатлантического соглашения вызван страхом Европы перед новой реальностью, которая откроется после того, как у национальных правительств окажутся полностью связаны руки в противостоянии могущественным корпорациям, «прописанным» в США.

И вот при очередном раунде глобальной политической борьбы за сохранение национальных государств и национальной идентичности мы с вами, по сути, дискутируем о предложениях ликвидации этих островков национальной идентичности, каковыми являются православные общины в рассеянии в Европе и по всему миру. Ликвидацию через унифицированное подчинение православных общин разных поместных церквей единоначалию Константинопольского патриархата.

Я не богослов, а доктор политологии. Думаю, не только мне понятно, что «первенство чести» не идентично первенству власти, что пытаются реализовать через новое и превратное толкование 28 Правила IV Вселенского собора.

Полагаю, что погоня за паствой и попытки «глобализировать и унифицировать» Православие ущемляет интересы православных общин в диаспоре и Поместных Православных Церквей.

Многие эксперты прямо указывают на негативные последствия. Это прерывает историческую память прихожан, ставит под угрозу существование традиционного языка богослужения, затушевывает молитвенную память о местночтимых святых, об исторических памятных датах, которые празднует Церковь-Матерь, а также, что неизбежно, прерывает связь с родиной и родным языком.

Боюсь, что при таком развитии событий, глобализация и единомыслие под одной юрисдикцией по-константинопольскимогут завести православные общины рассеяния в катакомбы или к созданию и борьбе друг против друга новых и новых автокефалий.

Мое достаточно краткое выступление не дает мне возможности говорить об очень щекотливом вопросе юрисдикции православных общин в так называемых непризнанных государствах постсоветского пространства. Это очень сложный и тонкий вопрос, увы, политизированный в силу сложившихся реалий, и он требует тактичного и взвешенного подхода. Хотелось бы не преувеличивать пагубные последствия обсуждаемой в теперешнем ключе темы, но, увы, таковы реалии современного мира.

Повторюсь, мы в России внимательно следим за геополитическим фоном при принятии тех или иных решений. В частности, когда речь идет о борьбе за особый статус Константинопольского патриархата в Европейском союзе. Мы отдаем отчет, что в июле 2008 года Европейский суд по правам человека в Страсбурге единогласно вынес решение, которым признал юридический статус Константинопольского Патриархата. А 20 и 21 октября 1998 года члены Палаты представителей и Сената США приняли декларацию, подписанную президентом Биллом Клинтоном, о признании целостности и свободы Вселенского Патриархата.

Мы, парламентарии из России, считаем необходимым и поддерживаем урегулирование статуса Константинопольского Патриархата в Турции, поддерживаем уважение его статуса в Европейском Союзе, но только наряду с другими православными Поместными церквями.

Как политик православной традиции, я против монополии в православном мире. Особенно в свете создания мирового правительства транснациональных корпораций под грядущее подписание соглашений о Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнерстве.

На этом фоне стремление к унификации православных общин уж очень напоминает в политике дополнение к известному лозунгу «одна империя, один народ, один фюрер» с добавлением сюда еще и требования — одна церковь.

Мы в России имеем много оснований опасаться, что подобный план вписывается в серию мероприятий в экономике и политике по изоляцию и ослаблению, прежде всего, Российской Федерации. И понимаем, что этот план возник явно не на берегах Босфора, не в Фанаре.

Площадка МАП должна объединять политиков и парламентарием православной культурной традиции. И в условиях теперь уже открытой войны радикально-либеральных сил Запада против традиционалистской, возвращающейся после двадцатилетия либерального мрака к своим корням и истокам России, нам важно не переносить концепты этого противостояния на нашу площадку.

Напомню про недавний арест имущества общин РПЦ в Евросоюзе по иску одной транснациональной корпорации. Интересно, если церковное имущество РПЦ будет передано ТНК, то как его будут использовать? Отправлять с их помощью богослужения? Так это уже «театр абсурда»! Или передадут в Константинопольский патриархат?

Считаю, что Генассамблея МАП должна осудить незаконный арест имущества общин РПЦ в Евросоюзе.

Думаю, со мной согласятся: религиозные привилегии Константинопольского патриархата были производны от политического статуса тогдашней, да, признаем это, великой империи. С потерей политического значения Византии были, увы, утрачены и религиозные права Константинопольского Патриархата.

Сегодня утверждается новая империя — империя всевластия транснациональных корпораций под крышей «общего рынка» США и Евросоюза. И в этих условиях Константинопольский Патриархат использует каноническую базу и историческое прошлое для получения монопольных прав на Православие на территории новой империи. И удивительным образом эти усилия льют воду на мельницу тех сил, которые стремятся ослабить национальные государства и лишить их политической воли.

Что такое монополия Константинопольского патриархата на общины рассеяния в Евросоюзе? Фанар хочет получить в новой объединенной империи ЕС-США религиозные привилегии, действуя в ущерб другим Поместным церквям.

Но за любые политические привилегии в этом мире нужно расплачиваться. Чем можно расплачиваться с уничтожителями национальных государств и идентичности? Понятно, только тем, что взять обязательства отстаивать идею ликвидации суверенных государств и национальной идентичности в угоду де-факто формируемому мировому правительству Транснациональных корпораций.

Делегация парламентариев РФ категорически возражает против возможного включения в Резолюцию Ассамблеи каких-либо рекомендаций или просьб, обращенных к Всеправославному Вселенскому собору, при решении вопроса о статусе православных общин, находящихся вне канонических территорий поместных церквей, передать их под юрисдикцию Константинопольского патриархата. Мы считаем, что это может нарушить гармоничное сосуществование общин рассеяния и породить нестроение во всемирном православном сообществе.

Поэтому мне бы очень хотелось, чтобы дискуссия православных парламентариев на МАП привела к укреплению поместных церквей, национальных государств и национальной идентичности, а не к их слому. А такой слом идет под диктовку транснациональных корпораций. И большая опасность, что попытки загнать все диаспоры и православные общины под одну юрисдикцию, нанесет ущерб другим поместным церквям, будет иметь негативные последствия для сохранения национальных государств и культурной идентичности. Будет играть на руку политике транснациональных корпорацией по уничтожению национальных государств, культур и традиций. Спасибо за внимание.

Пресс-служба депутата Госдумы С.П.Обухова
2015-06-27 09:06 (обновление: 2015-06-28 08:28)

С сайта kprf.ru

1 комментарий: Коммунист о православии. Выступление депутата С.П. Обухова

  • Papas Taco Mia говорит:

    Наверное, многим делегатам Межпарламентской ассамблеи православия тема новой сессии — «Исторические общины православных в Европе и мире» — представляется как преимущественно культурологическая или даже богословская.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
Рейтинг@Mail.ru