Эти сладкие слова… Независимость

 

Когда в 1993 году я узнала, что 12 июня в РФ празднуется День Независимости, я растерялась: Вроде Куликовская битва была в сентябре, стояние на реке Угре к началу лета тоже еще не закончилось. Других событий, связанных с независимостью России, я вспомнить не могла. Несколько лет странный праздник издевательски звали «Независимость России от себя самой», потом всё-таки переименовали в День России – ну, как есть у нас День города или поселка, с конкретными событиями не связанный, просто повод отметить. Но почему «независимость» выглядит таким привлекательным словом?

 

Действительно, слово «независимость», содержащее отрицание, противопоставлено зависимости, что почти все воспринимают как какое-то ограничение свободы, будь то зависимость от кредиторов, от хозяйки съемного жилья или от табака. Впрочем, в повседневной жизни слово кажется привлекательным всё больше молодёжи. С годами оно вытесняется словом «одиночество».

А в общественно-политических источниках независимость чаще всего противопоставляется колониальной или экономической зависимости, которая воспринимается крайне негативно. Зависимость от метрополии или «стран Запада» означает, что есть хозяева, которые навязывают свою волю стране или народу, заставляя его работать в их, хозяйских, интересах. А независимость – возможность интересы нации реализовать в полной мере.

Такая картина соответствует периоду становления рыночных отношений и формирования «буржуазных» наций. В том-то и был смысл независимости какого-то народа, образующего государство, чтобы государственные структуры обеспечили торгово-промышленной элите (буржуазии) максимальное благоприятствование в данной стране.

Именно с этих пор и идет столь положительное отношение к слову «независимость», ибо наличие государства обеспечивало возможность развития и языка, и культуры титульной нации, возможности проведения и внутренней и внешней политики в ее интересах. Не спорю, независимость Нидерландов от Испании именно это и обеспечивало. И наоборот, отсутствие независимости Италии, нахождение ряда ее провинций под гнетом Империи Габсбургов этому препятствовало. А вот возьмем Российскую империю времен Александра III. Уж куда, казалось бы, независимей. Это от нее зависели многие народы… Но если посмотреть, как на российские рынки продвигался иностранный капитал, то вопрос о независимости оказывается не столь очевидным. Действительно, к концу XIX века положение стран «догоняющего» развития уже не соответствовало стандартам национального государства. Формально, конечно, независимы и даже как-то защищают свои интересы во внешнеполитической сфере. Но экономическая независимость чем дальше, тем выглядит всё более условной.

А к середине двадцатого века возник термин «неоколониализм», который показывал, что формальная независимость государства вполне может означать наличие весьма плотного внешнего управления.

С другой стороны, посмотрим на зависимые народы, входившие в состав Российской империи. Насколько соблюдались их интересы в сфере экономики, культурного развития, реализации себя в политических отношениях? Тут ситуация разная в разные периоды времени и по разным народам. Революция – февральская 1917 года – создала соблазн независимости, чем пытались воспользоваться не только представители некоторых наций, но и сообщества вроде казаков или жителей Сибири. Реально в постигшем затем Россию хаосе Гражданской войны независимыми пытались стать отдельные волости или даже сёла. Впрочем, именно сельский уклон «незалежничества» объяснялся возможностью натурального хозяйства себя поддерживать: более сложный экономический уклад требовал большего уровня интеграции. И независимость большинства провозглашенных тогда национальных республик с самого начала выглядела очевидно марионеточной. Оставшиеся независимыми до 1940г. прибалтийские страны сохраняли этот характер до самого присоединения к СССР.

Иными словами, к первой трети двадцатого века стало понятно, что объявление независимости реальную независимость не дает. Вместе с тем, нахождение в составе иной страны (как в Российской империи) или в сфере влияния крупной силы далеко не всегда обеспечивает реализацию интересов народа. Поэтому неудивительно, что при попытке Сталина собрать все создавшиеся в ходе революции республики в рамках России, возникло сопротивление: при том, что на реальность это бы не повлияло, отказываться от уже обретенной самостоятельности перед лицом народа непросто. И предложенная федерализация оказалась выходом из положения: создавался единый и достаточно мощный центр силы, который управлялся с участием представителей всех вошедших в него народов. Идея получила развитие во множестве созданных и создаваемых сейчас объединений.

Насколько хорошо работала идея Союза с точки зрения вошедших в него наций? Возьмем для примера украинцев, ибо их «незалежность» в 1991 году вызвало наибольшее удивление, в том числе и среди украинцев. Как реализовались их интересы в 1922-1991 годах? Во-первых, доформировалась нация — с полноценными языком, культурой, наукой, с участием в руководстве СССР. Во-вторых, нация прошла — в результате сложного пути, как всегда было в таких случаях — процесс модернизации. Украинцы достигли высокого уровня образования, имели множество высших учебных заведений, в том числе и по новейшим отраслям знаний, к примеру, искусственному интеллекту, нанотехнологиям, ядерной физике, космической технике, трансплантологии. Украина создала свою кинематографическую, музыкальную, театральную школы. Литература украиноязычных «письменников» — Олеся Гончара, Григора Тютюника — переводилась на русский и читалась по всему Союзу. И на Украине, и в других республиках СССР украинцы занимали значительные посты на разных уровнях управления. В общем, «в Радянськом Союзи ты щастя знайшла», как пелось в гимне. Конечно, где-то можно было найти и обиды. Но если их не растравлять специально, они были незначительны.

А что получила Украина с независимостью? Она потеряла большинство возможностей реализовать национальные интересы. И в последнее десятилетие речь уже не шла о создании суверенного государства — вожделенной целью было объявлено присоединение к Евросоюзу. Аналогичным образом потеряли столь — вроде бы — вожделенную независимость страны Прибалтики. Еще печальней оказалась участь Грузии.

И что взамен? Свой флажок на автомобильном номере (впрочем, если в ЕС, то и этого нет). Ну, для элиты какие-то статусные возможности. И то не для всех: малый бизнес защищать не стали, войдя в ВТО. Так что вершки — олигархам и политической элите. Остальным — сладкое слово «независимость», что манипуляцияпредполагает поливание грязью всей истории, когда была «зависимость». Потому что если станет понятно, что именно тогда национальные интересы защищались лучше… Впрочем, вряд ли станет: зависимость мозгов от средств промывания, преимущественно «из-за бугра» сейчас достигает уровня, который советскому агитпропу даже близко не снился.

И «сладкие слова» в этом — важнейшее оружие.

Е.Г. Борисова

 

2 комментария: Эти сладкие слова… Независимость

  • Паульман говорит:

    Замечательная по своей актуальности и глубине проникновения в диалектическую суть проблемы нгезависимости того или иного народа статья.

  • Аноним говорит:

    10 декабря — всемирный день прав человека. В этот день в 1948 году ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека, а 65 лет назад этот день стал

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  
Рейтинг@Mail.ru