Диалектика современного глобального социально-экономического кризиса

Современное развитие экономики с точки зрения диалектики: попытка интерпретации известного экономиста В. Паульмана.

«В своём рациональном виде диалектика внушает буржуазии и её доктринёрам – идеологам лишь злобу и ужас, так как в позитивное понимание существующего она включает в то же время понимание его отрицания, его необходимой гибели, каждую осуществлённую форму она рассматривает в движении, следовательно, также и с её преходящей стороны, она ни перед чем не останавливается, она ни перед чем не преклоняется и по самому существу своему критична и революционна».

К.Маркс

«Когда запускаешь в кого-то бумеранг, не исключено, что он вернется и вмажет тебе по физиономии».

Рейнолд Массен

«Постоянны только изменения<…>Еще не вечер и, тем более, не конец истории. Главные события впереди…».

А.Петров

Важнейшим исходным положением диалектики является идея развития (постоянного движения, изменения) всего и вся в Природе и в Обществе, а точнее – идея саморазвития через разрешение противоречий. Из этого принципа нет исключений. Говоря иначе, любая система (субстанция) представляет собой единство противоположных существенных свойств (диалектическое тождество), взаимодействие которых, как совокупности причин ее саморазвития, которое, пройдя ряд последовательных этапов, рано или поздно завершается отрицанием отрицания (переходом в новое качественное состояние, если, конечно, потенциал внутренних противоречий достаточно высок). Самодвижение осуществляется через «…взаимное проникновение полярных противоположностей и превращение их друг в друга, когда они доведены до крайности…» (К.Маркс и Ф.Энгельс. Собрание соч. изд. 2-ое. т.20, с. 343). Беременность новым содержанием диктует необходимость смены формы. Противоречие разрешается и рождается другая субстанция, сам факт появления которой означает одновременное рождение нового внутреннего противоречия. Как пишет А.Петров в своем произведении «Диалектика. Некоторые вопросы теории и практики» (М.: Онто Принт. 2013. с.71), «противоположные стороны противоречия, взаимно рефлексируя, обогащая свое содержание («перетекая» друг в друга) тем самым развивают противоречие, движут его к «крайней степени» и, в итоге, к своему разрешению». Особенно наглядно это проявилось в развитии капитализма после Великой Октябрьской революции, когда под напором классовой борьбы капитализм все в большей мере воспринимает характерные признаки будущей общественно-экономической формации (централизованное управление экономикой, планирование, развитие социальной сферы). Некоторые горе-«теоретики», не вникая в суть проблемы или же из политических соображений, даже пришли к выводу о конвергенции противоположных общественных систем, о т.н. «третьем пути», не считаясь с диалектикой реального исторического процесса.
Саморазвитие Человечества за 2,5-3,0 млн. лет не останавливалось ни на секунду, будучи детерминировано системой внутренних и внешних противоречий. Причем скорость его беспрерывно нарастала. Если в первобытные времена одна эпоха сменялась другой (палеолит, мезолит, неолит, энеолит) сначала за сотни, а затем за десятки тысяч лет, то с возникновением рабовладельческого способа производства скорость развития уже измерялась тысячелетиями, а затем и столетиями (в период феодализма). При капитализме счет пошел на десятки лет. В современную эпоху радикальные подвижки во всех сферах общественной жизни могут происходить в течение одного-двух лет.

В основе саморазвития общества, согласно историческому материализму, лежит развитие воспроизводственного потенциала (см. мою монографию «К общей теории политической экономики»), производство материальных и духовных ценностей, опосредованное экономическими и другими видами отношений между людьми. Это саморазвитие, как показывает история всех эпох, было неравномерным, т.е. сопровождалось не только подъемами, но и кризисами, спадом производства материальных и духовных благ, причинами которых в древние времена были, главным образом, природные факторы (колебания климатических условий, землетрясения, паводки), а также (если рассматривать экономику отдельных древних государств) — воздействие внешних сил (войны, переселения народов). Однако не только внешние причины вызывали социально-экономические кризисы. Они порождались и закономерностями, присущими самим общественным системам. Короче говоря, кризисы, какими бы причинами они не вызывались, внешними или внутренними, являлись одной из форм саморазвития, органически присущих человеческому обществу в самом широком смысле этого слова, которое пока еще находится на стадии своей предыстории, пользуясь выражением К.Маркса.

Перед тем, как приступить к конкретному анализу социально- экономического кризиса, который в настоящее время переживает мирохозяйство, вникнем в диалектику кризисов.

Во время социально-экономических кризисов воспроизводство общества не прерывается ни на секунду: создаются продукты труда, формируются доходы субъектов, происходит их распределение и перераспределение, осуществляется обмен продуктами труда, а также их потребление, в результате чего в той или иной мере удовлетворяются все виды потребностей членов общества. Так что же тогда в период кризисов изменяется в нормальном течении жизненного процесса воспроизводства общества?

Во-первых, обостряются отношения между субъектами всех уровней, они происходят с нарушениями и сбоями, учащаются банкротства предприятий, происходят даже дефолты целых государств. В этом проявляется действие закона единства и борьбы противоположностей.

Во-вторых, в силу действия закона перехода количественных изменений в качественные происходит накопление количественных значений определенных факторов воспроизводства, что порождает, как правило, возникновение негативных явлений и процессов, например, появление массовой безработицы. Действие этого закона проявляется также в том, что на определенной стадии воспроизводства капитала в масштабах отдельных государств и мира в целом «…рынок расширяется медленнее, чем производство…» (К.Маркс и Ф. Энгельс. Собрание соч. изд. 2-ое. т. 26-2. с.582). Возникновение этой и других диспропорций и становится причиной кризисов.

И, наконец, в-третьих, по мере накопления новых качественных характеристик и обострения противоречий между старыми формами, а также способами воспроизводства и новыми явлениями (не обязательно позитивными) происходит отрицание отрицания, в результате чего рождается новое качественное состояние социально-экономической системы. Кризис – это поворот от одного состояния к другому, точнее – пора, период переходного состояния.

И еще один важный штрих, о котором непременно следует упомянуть. Любой экономический кризис сказывается и на надстроечных сферах жизни общества – политике, духовном мире людей, нравственности. Именно поэтому я использую термин «социально-экономический кризис». Говоря образно, обыденным языком, кризис — это болезнь, которая меняет характеристики здоровья человека, общества, как единого организма.

Профессор Оксфордского университета, историк Филип Кей (англ. Philip Kay) считает, что первый в мировой истории экономический кризис разразился ещё в Римской империи в 88 году до нашей эры. Мнение Ф.Кея основывается на тесной связи денежных систем Рима и Малой Азии, которая практически вся входила в состав Римской империи. Историк полагает, что когда в результате войн с царями Понта (царства в Малой Азии) были ослаблены «малоазиатские деньги», кредитный кризис распространился на всю империю. В своей лекции Ф.Кей привел в пример речи римского философа и оратора Цицерона, который в 66 году до нашей эры призывал Рим снабдить полководца Гнея Помпея средствами для войны с царем Понта Митридатом VI. Цицерон говорил о том, что предыдущее вторжение Митридата привело к значительным потерям римлян и кризису всей имперской финансовой системы (http://news.tut.by/world/122863.html).

Первым глобальным экономическим кризисом, охватившим сразу несколько отраслей промышленности, был кризис 1825 года, который затронул экономику Англии, США и Франции. С тех пор экономические кризисы сотрясали капиталистическую экономику регулярно, а по мере нарастания масштабов глобализации они охватывали все большее число государств. В настоящее время мир переживает шестнадцатый по счету глобальный экономический кризис, который, повторяю, правильнее называть социально-экономическим кризисом. Его анализу с позиций диалектики и посвящен данный очерк. При этом я должен сообщить читателям, что исследованию данного кризиса мною посвящено множество статей, опубликованных в журналах «Вестник аналитики» и «Банковское дело», а также вторая глава монографии «История человечества» (часть вторая). С большинством этих произведений можно познакомиться в эл.библиотеке М.Мошкова (http://lit.lib.ru/p/paulxman_w_f/).

Течение современного социально-экономического кризиса происходило под воздействием закона единства и борьбы противоположностей, закона перехода количественных изменений в качественные, а также закона отрицания отрицания. Совокупное влияние вышеназванных законов определило поэтапное развитие кризиса, а вернее – его саморазвития в силу внутренних противоречий и закономерностей капиталистической системы. Однако перед тем как начать конкретное описание уже состоявшихся пяти этапов текущего кризиса, следует иметь в виду следующее.

Любой профессионал знает, что судить о тех или иных экономических процессах можно только на основе анализа системы показателей, адекватных объекту исследования. Однако нередко приходится сталкиваться с примитивным подходом к анализу столь сложного феномена, каким является социально-экономический кризис, тем более глобальный. Обычно в качестве главного индикатора применяют динамику ВВП. А ведь любой кризис – явление многогранное, затрагивающее не только экономику и финансы, а также социальную сферу, политику, и, безусловно, нравственный мир людей. Именно поэтому в системе показателей, используемых для анализа кризиса, должны применяться и такие, как динамика уровня цен, биржевых котировок, инвестиций, масштаб безработицы, а также данные платежного баланса, баланса внешней торговли, сведения о доходах и расходах государственного бюджета и т.п. Крайне важна информация, полученная в ходе социологических обследований.

Сегодня любая национальная экономика представляет собой многоуровневую, многосекторную и многофакторную систему. А мировая экономика, интегрирующая экономики более двух сотен государств, является гигантской суперсистемой, т.е. таким единством, в котором взаимосвязаны единичное, особенное и всеобщее. Ее главной качественной характеристикой является капиталистическая система воспроизводства. Именно она определяет, в конечном счете, динамику крайне противоречивого и неустойчивого поведения этой суперсистемы, несмотря на то, что в мире набирают силу, находятся на подъеме социалистические страны во главе с Китаем. Можно смело утверждать, что диалектика капиталистического способа производства определяет и диалектику социально-экономических кризисов.

В то же время в мировой экономике, представленной чрезвычайно различающимися по уровню развития производственного потенциала группами стран (подсистемами), наблюдаются не только тесная взаимозависимость национальных и интегрированных региональных экономик, неизбежно порождающих «эффект домино», но и процессы, различающиеся по своим количественным и качественным параметрам.

Механизм современного глобального кризиса описывается объемной матрицей, включающей в себя: 1) факторы воспроизводственного процесса; 2) условия воспроизводственного процесса; 3) страны; 4) субъекты воспроизводственного процесса (международные и региональные организации, ТНК, банки, средние и мелкие предприниматели, домохозяйства); 5) фактор времени. Последний фактор имеет огромное значение. Капиталистическая экономика в мире не стоит на месте, она развивается, как в результате наращивания воспроизводственного потенциала благодаря научно-техническому прогрессу (интенсивно), так и в результате распространения своего воздействия на все новые рынки (экстенсивно), такие, например, как китайский, российский, индийский, бразильский, мексиканский и т.п. Неустанно и мощно работают два двигателя развития: погоня за максимальной прибылью и конкуренция. Иначе говоря, саморазвитие суперсистемы происходит в результате непрерывного возникновения, развития и разрешения внутреннего противоречия между капиталистической частной собственностью и общественным характером воспроизводства общества как процесса, неизбежно порождающего глобальный кризис. Все вышеназванные элементы матрицы взаимодействуют между собой в процессе общественного воспроизводства, порождая в силу противоречий между ними, этот социально-экономический кризис. Кризис не возникает сам по себе. Он – продукт функционирования этой глобальной капиталистической системы («Общие условия кризисов<…>надлежит выводить из общих условий капиталистического производства». (К.Маркс и Ф.Энгельс. Собр. соч. изд. 2-ое. т.26-2. с.573).

И еще одно методологическое пояснение. Оно касается действия законов диалектики. Рассуждая абстрактно, можно придти к ошибочному выводу, что эти законы действуют автоматически. В реальной же действительности все гораздо сложнее. Поясню. Возьмем, к примеру, закон отрицания отрицания. В теории считается, что процесс саморазвития, движения системы носит поступательно-повторяемый характер. Поступательность и повторяемость придает цикличности спиралевидную форму.

Отрицание отрицания означает, что переход из одного качественного состояния в другое происходит после преодоления первоначального старого качества. В материалистической диалектике широко распространена так называемая диалектическая триада «тезис — антитезис — синтез». Под «тезисом» понимается некоторая идея, теория, состояние или движение. В качестве оппозиции к себе, тезис, вызывает негативное утверждение — «антитезис». И здесь я хотел бы подчеркнуть, что противоположность тезиса и антитезиса продолжается до тех пор, пока не созреет такое решение, которое в каких-то отношениях выходит за рамки и тезиса, и антитезиса, признавая, однако, их относительную ценность и пытаясь сохранить их достоинства и избежать недостатков. Это решение, являющееся третьим диалектическим шагом, называется «синтезом». Однажды достигнутый синтез, в свою очередь, может стать первой ступенью новой диалектической триады.

Если обратиться к реальной истории капиталистического способа производства, то никогда не было такого периода, когда государство в той или иной мере не вмешивалось бы в процесс воспроизводства. Но только в результате Великого кризиса 1930-х годов стало очевидным, что требуется мощное государственное регулирование капиталистического производства (причем, наверняка, учитывая опыт СССР). И после Великого кризиса вплоть до 2008-2009 гг. государствам приходилось не раз решительно вмешиваться в функционирование рынка, хотя в теории и на практике доминировали принципы т.н. «свободного» рынка на основе теоретических положений неолиберализма. Этим я хочу сказать, что даже после отрицания отрицания в 2008-2009 гг. в результате решительного вмешательства государств в деятельность банков и корпораций все равно продолжались процессы стихийного воспроизводства как реального, так и фиктивного капиталов, особенно благодаря спекулятивным сделкам. Таким образом, т.н. «чистого» отрицания отрицания не произошло и в «синтезе» до сих пор сохраняются рыночные методы хозяйствования, но под постоянным воздействием государственного регулирования. Таким образом, в новом качестве присутствует и прежняя сущность (рыночное хозяйство) и новое качество – постоянное системное государственное регулирование рынка.

К слову сказать, даже после национализации основных средств производства в СССР также сохранялся рынок с товарами и деньгами.

Одним словом, в процессе отрицания отрицания происходит снятие сторон противоречия уже в новом качестве.

Из вышесказанного вытекает важный вывод, состоящий в том, что в общественной жизни методологически правильнее говорить не о действии законов диалектики, а о действии закономерностей диалектики в силу вариативности и эластичности протекающих в ней процессов. Экономика является только одной из сфер общественной жизни, но крайне важной, ее материальной основой. Причем экономика функционирует в единой целостной формационной системе, включающей в себя и надстроечные отношения (политику, идеологию, религию, нравственность и т.д.), постоянно испытывая их воздействие. Экономика, будучи единством воспроизводственного потенциала и экономических отношений, соотносится с идеальной субстанцией и, порождая в процессе взаимодействия систему противоречий, побуждает формацию к изменению, действию, отрицанию стабильности, являясь причиной саморазвития формационной системы в целом как тождества материального и идеального. В итоге снятия противоречий рождаются новое качество, новые формы тождества, инициируя дальнейшее развитие. Этот процесс снятия требует всегда осознания субъективными факторами сущности, как совокупности противоречий, так и способов их разрешения. В этом состоит революционность надстройки по отношению к экономическом базису.

На определенных этапах, как это случилось в 2014 году, политика берет верх над экономикой и начинает диктовать свои правила игры в экономических отношениях, в данном случае — России и Запада. Именно это взаимодействие надстройки и экономического базиса дает основание говорить о закономерностях диалектического процесса развития в экономике. В этом ключе можно понимать следующее высказывание В.Ленина: «Мысль о превращении идеального в реальное глубока: очень важна для истории» (В.Ленин. ПСС. Изд. 5-ое. т.29. с.104). Кстати, в упомянутой выше книге А.Петрова вообще отсутствует категория «закон»; он использует категорию «закономерность».

Рассмотрим вышесказанное более подробно, отслеживая динамику текущего глобального социально-экономического кризиса, длящегося уже девятый год и прошедшего до сегодняшнего дня пять этапов.

Маховик кризисной цепной реакции начал раскручиваться в США в третьем квартале 2007 года. Все началось с обвала на рынке жилья. За 2006 год и первую половину 2007 года закладка новостроек сократилась с 1,8 млн. (в годовом измерении) до 1,47, или на 20 %, замедлив рост ВВП США. Проблемы, связанные с ипотечным кредитом ненадежным заемщикам в США, привели к полномасштабному кризису на рынках кредита во всей системе мировых финансов.

На самом деле глубинные причины разразившегося в 2007 году кризиса коренились в крайне неустойчивом характере функционирования глобальной капиталистической системы, обусловленном его противоречивостью. Эта противоречивость была многослойной.

Во-первых, следует отметить фундаментальное противоречие между экономическими интересами двух антагонистических классов — наемных работников и капиталистов, или другими словами, с одной стороны, переменного капитала, а с другой стороны, прибавочной стоимости (соответственно в форме заработной платы и прибыли). Кстати, диалектика этого противоречия состоит в том, что оно является одним из важнейших движущих сил развития капиталистической экономики, заставляя обе стороны антагонистического противоречия «выкладываться» с максимальной силой.

Во-вторых, как следствие первого противоречия, — противоречие между платежеспособным спросом наемных работников и ссудным капиталом.

В-третьих, противоречие между реальным и фиктивным капиталом.

В-четвертых, противоречие между закономерностью обеспечения пропорциональности развития экономики и массовой спекуляцией, порождающей наряду с другими факторами стихийность функционирования рынка.

Обобщая, можно сказать, что на первом этапе кризиса в полную силу проявили себя как закономерность единства и борьбы противоположностей, так и закономерность перехода количественных изменений в качественные.

Обратимся к фактам.

Экономический рост с самого начала текущего столетия, как в США, так и во всех ведущих развитых странах в значительной степени поддерживался относительно высоким потребительским спросом, который стимулировался легким доступом к кредиту (к 2003 году базовая ставка ФРС США достигла исторически самого низкого уровня в 1%). Высокими темпами развивались экономики таких стран, как Китай, Индия, Россия и др., накопившие благодаря экспорту значительные ресурсы иностранной валюты и приобретавшие активы, деноминированные главным образом в долларах, а также жаждавшие прямых иностранных инвестиций. Переизбыток предлагаемого капитала был налицо. Темпы денежного предложения были выше темпов роста ВВП примерно в полтора раза, побив все исторические рекорды.. Мировые финансовые активы (акции, негосударственные долговые обязательства, государственные долговые обязательства, банковские вклады) в 2007 году превышали объем ВВП в 3,5 раза: 195 трлн. и 55 трлн. долл. соответственно (см.: Harvard business Review — Россия. 2008. Окт. (www. hbr-russia.ru).).

Избыток денежных средств должен был куда-то деваться и он, благодаря спекуляциям и мошенническим операциям, органически присущим капиталистической системе, естественным образом трансформировался в различного рода многочисленные “пузыри” в США и на мировых рынках. В финансовом секторе наблюдалось огромное увеличение новых разновидностей производных финансовых активов (ценные бумаги, обеспеченные ипотечным кредитом, страхование невыплат по кредиту и др. деривативы). Спекулятивные сделки с деривативами, портфельными инвестициями, валютой, нефтью, металлами, продовольствием, а также «строительство» финансовых пирамид достигли фантастических масштабов. Соотношение собственных и заемных средств некоторых финансовых институтов достигло 1 к 30, в то время как максимальный потолок, установленный для депозитных банков, равен 1 к 10.

Параллельно с вышеописанным процессом в США и в других странах росла задолженность потребительского, корпоративного и государственного секторов по отношению к уровню национального дохода, объем которой по сравнению с началом 1980-х годов увеличился в 4-5 раз! Доступность дешевых кредитов поощряла многих людей приобретать себе собственный дом. Однако далеко не все домохозяйства оказались в состоянии выплачивать плату по ипотечному кредиту, что и стало непосредственной причиной старта финансового кризиса. Начало ипотечному кризису было положено в феврале 2007 года, когда Federal Home Loan Mortgage Corporation (Freddie Mac) заявила о приостановке дальнейшего выкупа рискованных ипотечных кредитов (subprime mortgage). Летом 2007 года многие американские и европейские банки последовали примеру Freddie Mac, отказавшись от рискованных бумаг. Спрос на них повсеместно упал настолько резко, что деньги банков и хэдж-фондов, вложенные в такие активы, быстро испарились, что послужило причиной череды банкротств в финансовом секторе. Ряд крупнейших американских и европейских банков заявили о колоссальных убытках уже по итогам 2007 года.

Таково было содержание первого этапа кризиса, который начался в сфере финансов, точнее – в сфере фиктивного капитала (именно в этом состоит его особенность). Фиктивному капиталу мною посвящена глава 7-ая монографии «История человечества» (вторая часть). Здесь же приведу характеристику фиктивному капиталу, сложившемуся в США к началу кризиса, т.е. к 2007 году, которую дал Ник Бимс, национальный секретарь австралийской Партии Социалистического Равенства (Socialist Equality Party) и член международной редакционной коллегии Мирового Социалистического на Веб Сайте (http://www.wsws.org/ru/2009/mai2009/cri2-m09.shtml): «…в мире финансов, или фиктивного капитала, можно получить огромные прибыли путем купли и продажи финансовых активов. Это мир магических возможностей, мир иллюзий, здесь можно делать деньги попросту манипулируя деньгами. Деньги, через выплату процентов, накопляются как бы естественным путем, просто из процесса своего существования. Деньги рождают деньги, как сама природа дает жизнь растениям и животным».

Далее Н Бимс пишет: «Множество подсчетов демонстрируют огромный рост финансовой системы в течение последних тридцати лет. Один из важнейших показателей — это масштаб долгов.

В 1981 году кредитный рынок США оценивался в 168% от ВВП. К 2007 году он вырос до 350%. Кроме того, долги все чаще используются для проведения финансовых операций на самих финансовых рынках, без какого-либо использования их для расширения производительного капитала. Долги банков и других финансовых институтов поднялись с 63,8% американского ВВП в 1997 году до 113,8% в 2007. Долговые облигации, выпущенные финансовыми институтами США, почти удвоились между 2000 и 2007 годами. Эти долги все более нестабильным образом возвышаются над сужающейся базой капитала. В 2004 году соотношение собственных активов ведущих инвестиционных банков к располагаемым ими денежным суммам составляло 1/23. К 2007 году данное соотношение выросло до 1/30.

Например, Goldman Sachs располагает активами на 40 миллиардов долларов в качестве базы для управления суммами, доходящими до 1,1 триллиона долларов. Merrill Lynch управляет 1 триллионом долларов, опираясь на базу активов стоимостью в 30 миллиардов».

Второй этап кризиса начался в 2008 году, когда произошел качественный скачок в мироэкономике, а именно избыток свободных средств в финансовой сфере сменился их острой нехваткой. Количество перешло в новое качество.

Согласно закономерности перехода количественных изменений в качественные, количество располагаемых финансовых ресурсов коммерческих банков и различных финансовых институтов в результате лопнувших пузырей фиктивного капитала сократилось настолько, что финансовых ресурсов стало уже не хватать для нормального функционирования экономики. В силу этого изменилось качество финансового рынка, т.е. кардинально изменилась совокупность основных необходимых свойств исследуемого объекта, благодаря которой он существует как таковой. Эта совокупность свойств определяет его состояние совместимости со своим исходным статусом. С потерей таких свойств объект (финансовый рынок) утратил исходную определенность и приобрел другой, противоположный по содержанию статус.

Непосредственной причиной возникновения дефицита капитала стали плохие активы в виде просроченных кредитов и обесценение деривативов. Самостоятельно, без помощи государств многие банки уже были не способны восстановить свою капитализацию. После того, как один за другим стали сдуваться и лопаться на биржах спекулятивные «пузыри», резко снизился потребительский спрос, упал оборот торговли и фаза поражения перекинулась в промышленность, строительство и на транспорт, обусловив волну банкротств и быстрый рост безработицы. Рост цен в США в 2007 году составил наибольшее значение за последние 17 лет. Кризис перекинулся и на фондовый рынок. Скопившаяся на вершине мировой экономики огромная задолженность лавиной ринулась вниз по склону, сметая все на своем пути. Общий объем списаний и убытков, которые понесли во всем мире финансовые компании, перевалил за триллион долларов. По неофициальным же данным, — намного больше. Например, только с итальянских бирж в день утекало по миллиарду евро. Агентство «Фаст Сет» подсчитало, что примерно из 50 тысяч акций по всему миру подорожало к декабрю 2008 года всего три тысячи. Из 100 ведущих компаний свободные деньги остались лишь у 29.

До декабря 2008 года многие сектора кредитного рынка были по существу парализованы. Начиная с середины 2008 года валюты развивающихся стран, в частности стран – экспортеров сырьевых ресурсов, значительно ослабли по отношению к доллару. Стремление международных инвесторов избегать рискованных инвестиций и их стремление к безопасным активам привело к понижению доходности по краткосрочным долговым обязательствам США практически до нуля.

Дальнейшие события показали, что, несмотря на тесную взаимозависимость мировых хозяйственных процессов, кризисные явления происходили на планете не одновременно и неравномерно.

В 2008 году цунами кризиса накрыло мироэкономику тремя гигантскими волнами: сначала оно обрушилось на развитые страны, затем – на страны с развивающейся (по терминологии ООН –«переходной») экономикой и, наконец, — на беднейшие периферийные государства т.н. «третьего мира». Наблюдалась и определенная последовательность развития кризиса по секторам экономики: из финансового сегмента он переместился в торговый, а затем в сферу реального производства. Так, в бедственном положении оказалась автомобильная промышленность США, Европы и Японии, что, разумеется, привело к спаду и в смежных отраслях промышленности. На американском рынке снижение продаж автомобилей в 2008 году составило 20-40 и более процентов.

Хорошо известно, что в любой экономике существуют довольно устойчивые корреляционные связи. Так, например, начиная с XIX века, уровень добычи и продажи нефти и газа тесно связан с динамикой роста производства товаров и услуг. Аналогичная зависимость имеет место и в отношении некоторых других изделий (металлы, цемент, химические товары и т.д.). Если в результате экономического кризиса сокращаются объемы производства, то, естественно, падает и спрос на углеводородное топливо, сырье и материалы, снижаются цены на них, так как в течение определенного периода времени предложение на рынке превышает спрос. Например, цены на сырую нефть за короткий промежуток времени в 2008 году рухнули в четыре раза (почти 150 долларов баррель стоил еще летом, но потом — 60, 50, 40…). Именно в 2008 году волна глобального кризиса накрыла и Россию, экономика которой базируется в основном на экспорте углеводородного топлива, сырья и материалов. За короткое время Минфином России был сделан поворот на 180 градусов: от безмятежного оптимизма до панического пессимизма.

Третий этап кризиса характеризуется активным вмешательством государств, МВФ и Всемирного банка, которые, спасая частный финансовый сектор, стали вливать в него огромные ресурсы, за счет наращивания объема своих долгов. Другого выхода просто не было, ибо под угрозой оказался глобальный капитализм. Надо было в целях преодоления кризиса восстанавливать равновесие между количественными параметрами и качеством финансовой системы глобальной экономики.

Европейский Союз выделил на стимулирование экономики 200 млрд. евро. Еще больше пришлось направить на спасение национальной экономики правительству США. 5 октября 2008 года Президент США подписал т.н. «план Полсона» (Emergency Economic Stabilization Act of 2008), предусматривающий выделение 700 млрд. долларов государственной корпорации, которая должна была выкупать проблемные активы у банков. 25 ноября 2008 года в США было объявлено о намерении ФРС выделить еще дополнительно 800 млрд. долларов для банковской системы и стимулирования розничного кредитования потребителей. Центробанки стали снижать процентные ставки. Так часто и так низко в рамках одного года ставки еще никогда не снижали: ЕЦБ до — 2%, ФРС — почти до нуля. Пошли на этот шаг также Япония и Великобритания, однако реанимировать здоровье экономик так и не получилось.

В результате кризиса убытки понесли крупнейшие банки США и других развитых стран. Рухнул банк Lehman Brothers, почти полностью лишился капитала UBS. Банки Morgan Stanley, Mizuho Financial Group, Washington Mutual понесли убытки на треть капитала. Значительную часть своих активов потерял Bank of America. который прославился на весь мир выплатой огромных бонусов его топ-менеджерам. В США обанкротился крупный банк Colonial Banc Group.

В период с сентября 2008 года по май 2009 года объем рыночной капитализации активов американских и европейских банков сократился на 60 % (или на 2 трлн. долларов).

США, Великобритания и другие ведущие страны ОЭСР, невзирая на причитания поборников неограниченной свободы предпринимательства, начали проводить политику более жесткого государственного контроля над рынками, даже осуществлять национализацию банков и корпораций, находящихся на грани банкротств. Правительства при этом вынуждены были руководствоваться не только идеей сохранения костяка капиталистической системы, но и интересами тех слоев населения, которые оказались в трудном положении, т.е. интересами не только его величества Капитала, но и общества в целом. Как метко заметил Премьер-министр Великобритании Гордон Браун, «побеждает тот, кто первым меняет правила игры». Лидеры государств прекрасно понимали, когда шли на беспрецедентные меры вливания огромных средств в спасение тонущих банков и осуществление контроля над их деятельностью, что экономическая система их стран, да и всего глобального капитализма стояла на краю пропасти. Эта политика тушения пожара за счет средств налогоплательщиков не могла не привести к глубокому кризису суверенных долгов. Сработал т.н. «эффект бумеранга». Так, например, в Европейском Союзе дефицит государственных бюджетов возрос с 2,4 % в 2008 году до 6,9 % в 2009 году, превысив более чем в два раза критерий, установленный Маастрихтским договором, а государственные долги возросли на 12 процентных пункта.

Таким образом, если первые два этапа развивались по закономерностям т.н. свободного рынка, то третий этап уже характеризуется активным вмешательством государств в его функционирование. Произошло, согласно диалектике, отрицание отрицания (с учетом ранее высказанных замечаний).

Хорошо известно, что Великий экономический кризис 1929—1933 гг. был преодолен в результате активного вмешательства государства. Решающую роль сыграл Франклин Рузвельт, который в президентской кампании 1932 года одержал внушительную победу над Г.Гувером, не сумевшим вывести страну из экономического кризиса. В ходе избирательной кампании Ф.Рузвельт изложил основные идеи социально-экономических преобразований, получивших по рекомендации его советников название «Нового курса». В первые сто дней своего президентства (начавшегося в марте 1933 года) Рузвельт осуществил ряд важных реформ. Была восстановлена банковская система. В мае Рузвельт подписал закон о создании Федеральной чрезвычайной администрации помощи голодным и безработным. Был принят Закон о рефинансировании фермерской задолженности, а также Закон о восстановлении сельского хозяйства, который предусматривал государственный контроль за объёмом производства сельскохозяйственной продукции. Ф.Рузвельт считал наиболее перспективным Закон о восстановлении промышленности, который предусматривал целый комплекс правительственных мер по регулированию промышленности. В 1935 году были проведены важные реформы в области труда (закон Вагнера), социального обеспечения, налогообложения, банковского дела и т.д.

Впечатляющая победа на выборах 1936 года позволила Ф.Рузвельту в 1937—1938 гг. продвинуться в области гражданского строительства, заработной платы и трудового законодательства. Принятые Конгрессом США по инициативе президента законы являлись смелым экспериментом государственного регулирования с целью изменения распределительного механизма экономики и социальной защиты населения.

Однако впоследствии стали господствовать идеи неолиберализма — экономическая теория предложения и монетарная теория, согласно которым экономический рост можно эффективно стимулировать за счет снижения барьеров для производства (предложения) товаров и услуг, то есть за счет снижения налогов и снятия запретов, создаваемых государственным регулированием, а также поддержанием данного валютного курса центральным банком независимо от количества денежной массы, которая создается или изымается им из оборота. Вершиной этой политики был рейганизм. Альфой и омегой этой политики было сокращение вмешательства государства в экономику. В 2009-2010 гг. виток диалектической спирали замкнулся, и в целях спасения капиталистической экономики пришлось снова задействовать рычаги государственного регулирования.

Начался четвертый этап глобального кризиса. Он характеризуется тем, что были задействованы уже международные механизмы регулирования, ибо государства поодиночке уже не в состоянии были обуздать кризис. Кризис заставил ведущих политиков Евросоюза собираться на консультационные встречи чуть ли не каждую неделю. Вывел он из состояния спячки и самолюбования нобелевских лауреатов по экономике, возбудив служебное рвение экспертов МВФ, Мирового банка, ЕЦБ, а также рейтинговых агентств. Самые светлые головы Запада круглосуточно ломали голову над тем, как спасти процветавшую до сих пор экономику государств «всеобщего благосостояния» от полного краха, каким образом обуздать своенравных спекулянтов.

А кризис продолжал углубляться. Консолидированный государственный долг всех 27 стран Евросоюза составил в конце 2010 года баснословную сумму – почти 10 триллионов евро, или свыше 80% от ВВП, а в США он перевалил за 100 %.

Евросоюз превратился в гигантскую пороховую бочку, которая в любой момент могла взорваться, похоронив под своими обломками всю систему капиталистической глобальной экономики. Поэтому абсурдной представляется та информационная кампания, которая велась против евро со стороны США и связанными с ними инвестиционными фондами. Разумеется, это делалось, чтобы отвлечь внимание от тех проблем, которые были у самого доллара. Однако такая политика была близорука, ибо крах евро не мог означать победы США. Министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле в ответ на давление Барака Обамы и его правительства выступил с довольно резким заявлением. Он сказал: «Властям США следует прекратить вмешиваться в экономическую политику, проводимую властями Европейского Союза. Вместо этого американцам следует сосредоточиться на решении собственных экономических проблем». По словам В.Шойбле, в том, чтобы давать советы другим, нет ничего сложного, и он сам мог бы начать оказывать консультации властям США.

Даже такой выдающийся идеолог «открытого» (читай — капиталистического) общества, как Джордж Сорос, в интервью газете Financial Times вынужден был заявить, что зона евро переживает одновременно три кризиса: валютный, банковский и кризис суверенных облигаций, а американская экономика является ослабленной, не способной преодолеть массовую безработицу и добиться сокращения внешней задолженности. О Японии после постигшей ее трагедии с АЭС и говорить не приходится.

Управляющий директор Всемирного экономического форума (ВЭФ) Роберт Гринхил высказал в очередном докладе Global Risks Report 2011 мысль о том, что «…частота возникновения и серьезность рисков для мировой экономики увеличилась, в то время как возможности систем мирового регулирования по борьбе с этими рисками не возросли. Системы двадцатого века не могут справиться с рисками века двадцать первого, и миру необходима новая сеть взаимосвязанных систем для распознавания и предотвращения рисков, прежде чем они успеют вырасти в кризисы». Один из авторов упомянутого доклада Дэниэл Хофманн уверен, что текущая кредитно-денежная политика является неустойчивой в большинстве развитых стран. В отсутствие структурных изменений может увеличиться риск суверенных дефолтов (http://news.mail.ru/economics/5106473/). В Евросоюзе в таком положении уже оказались Греция и Ирландия. Странам еврозоны пришлось спасать эти страны от дефолта, выделив им соответственно 110 и 85 млрд. долларов США. Чтобы тушить такого рода пожары в марте 2011 года 17 руководителей стран, использующих евро, решили увеличить стабилизационный фонд с 250 до 440 млрд. евро, а к концу 2013 года довести его общий размер до 700 млрд. евро. По расчетам, этой суммы должно было хватить, чтобы спасти от дефолта еще две страны, которые стояли на пороге дефолта, — Португалию и Испанию. А на очереди были уже Бельгия и Франция. Мировой рынок стал неподвластен ни одной из многочисленных структур, созданных в предыдущем столетии. Ни один из механизмов, призванных регулировать стихию рынка, уже не мог справиться с задачей предотвращения кризисов: ни государственные бюджеты, ни центральные банки, ни международные частные (коммерческие) банки, ни биржи (товарные, фондовые, валютные), ни международные структуры во главе с ООН,

В ответ на финансовые кризисы конца 1990-х и растущее сознание того, что быстро развивающиеся экономики стран т.н. периферии не были адекватно представлены в мировых экономических обсуждениях и принятии решений в декабре 1999 г. была образована G-20 – формат международных совещаний министров финансов и центробанков, представляющих 19 стран и Европейский Союз. На этих совещаниях всегда присутствовали представители МВФ и Всемирного банка. До образования G-20 доминировала G-8, представляющая в вопросах экономики интересы таких ведущих развитых государств мира, как Великобритания, Италия, Канада, США, ФРГ, Франция, Япония, Россия. Начиная с ноября 2008 года в разгар мирового экономического кризиса в заседаниях G-20 стали принимать участие главы государств, т.е. в бой вступила тяжелая артиллерия. Кроме ООН с его разветвленной структурой в мире нет больше такого международного института, который обладал бы такой концентрацией экономической мощи и политической власти.

Основной целью совещаний G-20 была разработка мер по преодолению кризиса. Обсуждались, в частности такие проблемы, как укрепление финансового сектора, недопущение протекционизма, ограничение необоснованно высоких выплат топ-менеджерам, изменение банковских стандартов, сокращение дефицита государственных бюджетов и т.д.

Но ресурсы государств, выложивших громадные суммы для спасения крупнейших банков и корпорации, не были бесконечными: росли как дефициты государственных бюджетов, а также объемы государственных долгов. Пришлось сменить тактику. Меры жесткой экономии бюджетных средств в США, Евросоюзе и Японии должны были неизбежно отрицательно сказаться на мировой экономике в последующие годы.

Для полноты характеристик сложившейся ситуации приведу некоторые сведения, отражающие ход кризиса в Евросоюзе (данные Евростата по 27 государствам). Дефицит государственного бюджета 27 государств Евросоюза возрос с 0,9% в 2007 году до 6,6% в 2010 году; консолидированный государственный долг увеличился за то же время с 59,0% до 80,1%; темп прироста ВВП сократился с 3,2% в 2007 году до 1,9 % в 2010 году (в 2009 он был равен — 4,3%); уровень безработицы возрос с 7,2% в 2007 году до 9,7% в 2010 году. В течение всего 2011 года безработица варьировала на уровне 9,7- 9,8%. Баланс внешней торговли и текущий счет платежного баланса имели отрицательное сальдо. Объемы промышленного производства и строительства сокращались. Дефициты государственных бюджетов и сумма госдолга продолжали неуклонно возрастать.

Четвертый этап кризиса отличался не только подключением «двадцатки», а также активизацией всех структурных подразделений ООН к усилиям отдельных государств по преодолению кризиса, но еще и тем, что отчетливо проявилось действие всех трех вышеназванных закономерностей диалектики на глобальном уровне. Китай, разработав новую стратегию сохранения высоких темпов роста ВВП, стал чуть ли не эталоном сознательного применения закономерностей отрицания отрицания, перехода количества в качество, единства и борьбы противоположностей.

Пятый этап кризиса ориентировочно начался в 2011 году и длится до сих пор. О чем это говорит? Если до сих пор явной была цикличность функционирования капиталистической экономики, то сейчас с учетом вышесказанного, невольно напрашивается вывод о том, что глобальный социально-экономический кризис стал перманентным, т.е. продолжающимся непрерывно. Противоположность или несовпадение интересов капитала и труда, стран «золотого миллиарда» и остального мира, а также национальных интересов различных стран, т.е. действие закономерности единства и борьбы противоположностей, — все это в условиях разбушевавшейся стихии рынка сводит на нет все попытки придти к общему знаменателю в решении глобальных проблем. Громкие, но по существу пустые декларации политиков следуют одна за другой, а кризисный воз и поныне там.

Некоторые высоколобые экономисты и социологи до сих пор уверены в том, что текущий кризис – это нормальное, в общем-то, даже будничное явление. Они считают, что мировое хозяйство и раньше многократно испытывало кризисные потрясения, и данный, шестнадцатый по счету, кризис рано или поздно закончится. Как и прежде, после него начнется новый цикл подъема, а обновленная и усовершенствованная капиталистическая система (ибо произойдет оздоровление экономики за счет выбытия из общественного производства нерентабельных производств), продолжит свое развитие до следующего кризиса. И так будет происходить многие века вплоть до второго пришествия Христа, когда «…потрясётся земля, поколеблется небо; солнце и луна помрачатся, и звезды потеряют свой свет. И Господь даст глас Свой пред воинством Своим, ибо весьма многочисленно полчище Его и могуществен исполнитель слова Его; ибо велик день Господень и весьма страшен…» (Иоил.2:10-11). Так кто же в этом споре прав?

Настоящий экономический кризис в своем развитии прошел ряд этапов, причинно-следственная связь между которыми состояла в том, что каждая последующая стадия логично вытекала из предыдущей. Пятая стадия была подготовлена всем предыдущим развитием кризиса, она вызревала в течение 2007-2011 гг. Можно с уверенностью сказать, что мировая экономика вступила в опасную фазу. Суть ее в том, что на новом этапе сплавились воедино многие факторы: высокий уровень хронической безработицы; кризис суверенных долгов, резко сокративший возможности поддержки частного сектора; неустойчивость банковского сектора, которая отрицательно сказывается на кредитовании предприятий и потребителей; спекулятивные операции на всевозможных рынках; жесточайшая конкуренция товаропроизводителей всех уровней; снижение платежеспособного спроса многих субъектов мировой экономики; дисбалансы в мировой экономике и т.д. Причем ни на одном из предыдущих четырех этапов нынешнего экономического кризиса подобного явления в глобальном масштабе не наблюдалось. К вышесказанному следует добавить, что действующие институты управления всех уровней (всемирные, региональные и национальные) не в состоянии эффективно влиять на происходящие стихийные процессы, присущие глобальной рыночной экономике, которая стала совершенно неуправляемой. Принимаемые меры носят половинчатый, а не радикальный и всеобъемлющий характер. Однако они и не могут быть иными. Такого же мнения придерживаются и эксперты Экономического и Социального Совета ООН, которые в своем докладе «Мировое экономическое положение и перспективы в 2012 году» (http://www.un.org/esa/policy/wess/wesp.html) писали: «Развитые страны могут быть увлечены вниз по нисходящей спирали четырьмя болезнями, которые взаимно усиливают друг друга: проблемный суверенный долг, неустойчивый банковский сектор, слабый совокупный спрос (связанный с высоким уровнем безработицы) и паралич политики, вызванный политическим тупиком и институциональными слабостями. Эти болезни уже запущены, но дальнейшее ухудшение одной из них может столкнуть экономику в порочный круг, ведущий к острому финансовому кризису и экономическому спаду. Это также серьезно повлияет на страны с формирующимися рынками и на другие развивающиеся страны через торговые и финансовые каналы».

Рассмотрим подробнее происходящее в мировой экономике на текущем пятом этапе (см. также статью «Прав ли Клаус Мартин Шваб?», которая посвящена анализу событий в мироэкономике в последние месяцы 2014 года и в январе 2015 года).

Во-первых, следует отметить, что в рамках данного этапа прежние негативные процессы переплелись в тугой узел, усиливая друг друга (эффект мультипликации), углубляя тем самым кризисные явления, тем не менее год на год не приходится. Так, совершенно четко обозначилась тенденция обострения межгосударственных противоречий, особенно в связи с событиями вокруг украинского кризиса (на чем мы подробнее остановимся ниже). Говоря иначе, на этой стадии политика стала диктовать свои требования экономике, хотя, конечно же, в основе политических решений правительств лежат коренные экономические интересы.

Во-вторых, хотя речь идет о глобальном экономическом кризисе, однако он проявлялся неодинаково в различных регионах и странах мира. В таких крупнейших странах, как Китай, Индия, Бразилия и в ряде других, не произошло падения объемов ВВП. Но это совсем не означает, что глобальный кризис их не затронул. Ведь объем покупательского спроса на рынках высокоразвитых стран для экспорта их товаров сократился. Пришлось принимать срочные меры для увеличения внутринационального спроса. Так, правительство Китая расширило меры по стимулированию потребления домашних хозяйств, совместив цели сокращения актива в торговле товарами и услугами с перестройкой структуры экономики в сторону большей опоры на внутренний спрос. Кстати, в названных странах под угрозой оказались те компоненты валютных резервов, которые были деноминированы в государственных ценных бумагах США, стран Евросоюза и в их валюте.

В-третьих, перечислим основные факторы, или, как сейчас модно говорить, риски, которые могут стать определяющими в дальнейшем развитии кризисного процесса. При этом непременно следует иметь в виду, что проблемы, обуславливающие развитие мировой экономики, взаимосвязаны (как в отраслевом, так и региональном разрезе).

а). Ухудшение перспектив экономического развития, особенно в развитых странах, в существенной мере связано с продолжающимся кризисом в сфере занятости. В то время как безработица остается высокой, а доходы не растут, экономика буксует из-за отсутствия роста совокупного спроса. По мере того как все больше и больше работников, особенно молодых, не могут найти работу в течение длительного периода, перспективы роста становятся все более и более призрачными из-за разрушительного воздействия хронической безработицы на трудовую квалификацию и навыки наемных работников. Этот трагический процесс подтверждает одно из правил диалектики: любое количественное изменение есть одновременно и качественное изменение и рано или поздно приводит к скачку – переходу количества в новое качество.

По мнению специалистов, реальная ситуация с безработицей значительно хуже, чем свидетельствуют данные официальной статистики. В США, например, доля экономически активного населения устойчиво снижается с начала кризиса. Все большее число работников, остававшихся без работы в течение длительного времени, перестают ее искать и больше не рассматривается как часть рабочей силы. Около одной трети безработных в США оставались без работы более одного года, что почти в 3 раза больше, чем в 2007 году. Многие органы статистики не принимают во внимание также огромный контингент женщин, имеющих высшее или специальное среднее образование, стремящихся вырваться из тесного мирка домашнего хозяйства, но из-за отсутствия рабочих мест вынужденных выполнять только функцию домохозяек. Уровень безработицы среди молодежи (лиц в возрасте от 15 до 24 лет), как правило, выше, чем в других возрастных когортах в обычное время в большинстве стран, но во время мирового экономического кризиса этот разрыв непропорционально увеличился. Уровень безработицы среди молодежи, возрос с 13 % в 2007 году до 18 % в первом квартале 2011 года. В Испании 40 % молодых работников не имеют работы! Четвертая часть или более молодежи в Западной Азии и Северной Африке, а также одна пятая часть в странах с переходной экономикой являются безработными. В других развивающихся странах безработица среди молодежи также увеличивалась быстрее, чем в других возрастных группах (http://www.un.org/esa/policy/wess/wesp.html).

По данным ОЭСР, (http://stats.oecd.org/Index.aspx?usercontext=sourceoecd) уровень безработицы в Европе уже длительное время превышает отметку в 10%. А в США этот показатель уже четвертый год подряд колеблется в пределах 6-7%.

б). Кризис суверенного долга усугубляет проблемы в банковском секторе. Согласно статистике ОЭСР (http://www.oecd-ilibrary.org/economics/government-debt_gov-debt-table-en), в целом по всем странам этой могучей организации уровень государственного долга по отношению к ВВП возрос с 79,9% в 2008 году до 109,5% в 2013 году, причем в 9 государствах он превысил объем ВВП (в США – на 4,3%, в Японии же – на рекордную величину – на124,6%). Согласно прогнозам, в 2014 и 2015 гг. уровень государственного долга по всем странам ОЭСР превысит 111%.

Это явление тесно связано с закономерностью перехода количества в качество. Рост государственного долга, как показал нарастающий кризис в России, неминуемо вызовет волну краха значительного количества банков, находящихся уже сейчас на грани банкротства.

в). Неустойчивое равновесие царит и в экономике Соединенных Штатов. Знаменательное событие произошло в начале сентября 2012 года .Комитет по открытым рынкам ФРС США по итогам двухдневного заседания все же решился предпринять дополнительные шаги для стимулирования экономического роста. Был объявлен третий этап программы количественного смягчения (Quantitative easing, QEIII). Кроме того, было принято решение сохранить базовую процентную ставку на рекордно низком уровне в 0-0,25% как минимум до середины 2015 года. На предыдущие два этапа программы Quantitative easing ФРС затратила, в общей сложности, 2,3 триллиона долларов. Эти расходы помогли регулятору понизить ставки по ипотечным кредитам до исторически минимальных отметок и в определенной мере стабилизировать рынок жилой недвижимости. Однако их оказалось недостаточно для коренного улучшения ситуации, что подтолкнуло ФРС начать «Операцию Твист», в рамках которой потрачено еще 667 миллиардов долларов. ФРС должна продолжать покупать облигации до тех пор, пока уровень безработицы не снизится до 7,25%, и удерживать ставки в районе нуля пока уровень безработицы не снизится до 6,25%. Помимо этого, ФРС может по завершению в конце года программы «Твист» принять решение об увеличении объемов выкупа активов в рамках программы QEIII, в том числе за счет покупок казначейских бумаг. Однако на пути реализации этих двух программ, которые должны сократить уровень безработицы и повысить темпы роста экономики, встали непреодолимые трудности. О них сообщил сам тогдашний глава ФРС Бернанке. По его словам, помимо объективных факторов, например, старения трудоспособного населения, есть еще одна крупная проблема — многие американцы попросту отчаиваются найти работу и уходят с биржи труда. Фактически это препятствует учету незанятого населения и формально приводит к сокращению показателей по безработице.

Многие страны в настоящее время не располагают налогово-бюджетными и денежными ресурсами для спасения своих банковских систем или стимулирования спроса в таком же объеме, как в 2008-2009 гг. Так, Евросоюз уже не может жить без вливания свеженапечатанных денег. Standard & Poors считает, что после недавней раздачи ЕЦБ трехлетних кредитов в сумме более одного трлн. евро под 1% годовых банкам Европы станет лучше, но сомневается, что они смогут вернуть кредиты. «Есть большая разница между остановкой разрушения и стимулированием восстановления, — отмечает аналитик Standard Bank Plc в Лондоне Стив Бэрроу. — Кредиты ЕЦБ способны сделать первое, но не смогут сделать второе». Хрупкость и нестабильность финансового сектора отрицательно сказывается на кредитовании предприятий и потребителей. Быстрый переход к жесткой экономии бюджетных средств не принесет снижения уровня безработицы, в то время как относительный государственный долг будет продолжать увеличиваться из-за недостаточного роста производства. Это означает, что сохраняются благоприятные условия для проведения масштабных спекулятивных финансовых операций.

г). Финансовые потрясения и спад производства в Европе начали распространяться на развивающиеся страны. Разрастание кризисных явлений привело к повышению стоимости заимствований во многих регионах мира и привело к падению индексов на фондовых рынках, при этом приток капитала в развивающиеся страны резко сократился. Распространение этой волатильности на развивающиеся страны имело широкие масштабы. Кроме увеличения спрэдов по облигациям и ставок по кредитно-дефолтным свопам фондовые рынки развивающихся стран потеряли с конца июля 2011 года 8,5%. В сочетании с падением на 4,2% фондовых индексов стран с высоким уровнем доходов это привело к потерям богатства в размере 6,5 триллиона долларов США (9,5%мирового ВВП).

д). Происходит сокращение объемов мировой торговли. Так, в течение трех месяцев до конца октября 2011 года они снизились в годовом исчислении на 8%, что было обусловлено в основном сокращением европейского импорта на 17%. Экспорт из развивающихся стран в третьем квартале 2011 года снизился на 1,3 % в годовом выражении и продолжал сокращаться в течение ноября 2011 года; при этом наибольшие сокращения были зафиксированы в Южной Азии.

Американский журнал TIME отмечает, что глобализация мировой экономики – если понимать ее как свободное движение товаров, людей и денег между странами – находится под угрозой. Она не просто остановится и останется как есть – ей на смену грядет обратный процесс, и с этим, похоже, ничего не поделаешь. Речь идет о замедлении мировой торговли, в чем виноваты не только недавнее ухудшение отношений и ограничения на движение товаров и капиталов между Россией и ЕС с США, а также рядом других стран. На самом деле уже два года рост международной торговли отстает от роста глобального ВВП (впервые после Второй мировой!), а значит, мировая экономика достигла поворотной точки. Хотим мы того или нет, но это отразится на странах, компаниях и потребителях. Тому, что глобальная торговля снижает темпы, есть несколько причин, считает TIME, но главная в том, что США перестали быть «гигантской губкой», которая впитывала излишки товаров и услуг, производимых в мире. Торговый дефицит США нынче постепенно тает. Это происходит отчасти потому, что Штаты стали больше использовать собственные нефть и газ, отчасти из-за того, что зарплаты в стране не растут, и потребителям нечего тратить. Соответственно, и американская экономика не покупает столько, сколько раньше, и другие экономики не взяли на себя эту роль. В свете всего этого многие эксперты заговорили о новой эре деглобализации, в которую страны (и компании) обратятся либо к внутренним, либо к региональным рынкам. «Не всем будет одинаково легко подняться на волне новой эры, – предупреждает TIME. – Экономический рельеф, как и политический, станет более уязвимым и менее предсказуемым. Готовьтесь к тернистому пути» (http://news.mail.ru/economics/17579444/?frommail=1).

ж). Большие сохраняющиеся дисбалансы в мировой экономике, возникшие в минувшее десятилетие, продолжают отрицательно воздействовать на воспроизводственный процесс. Особенное беспокойство вызывает то, что США остаются экономикой с крупнейшим дефицитом балансов. Активы по торговым балансам и балансам текущих операций в Китае, Германии, Японии и группе стран-экспортеров топлива, являются оборотной стороной дефицита торгового и текущего счета платежного балансов США.

з). Нельзя пройти мимо проблемы динамики курсов основных мировых валют, в первую очередь доллара. Растущие внешние обязательства Соединенных Штатов, в значительной мере связанные с ростом бюджетного дефицита, на самом деле были главной причиной давления на доллар США в сторону понижения по отношению к другим основным валютам начиная с 2002 года, хотя происходили и большие колебания курса. Доверие к доллару, таким образом, подвержено колебаниям, так как представления о способности Соединенных Штатов бесперебойно обслуживать свою задолженность могут легко меняться с изменением цен на акции на мировых рынках и доверия к бюджетной политике США. Расширение денежной массы и дальнейшее снижение курса доллара может быть использовано США для снижения своих значительных международных обязательств через инфляцию и экспорт, но это, скорее всего, создаст опасность нарушения мировой торговли и финансовых рынков.

и). Многие страны Восточной Европы и Центральной Азии, которые зависят от привлечения заемных средств у банков европейских стран с высоким уровнем доходов, являются особенно уязвимыми перед резким сокращением оптового фондирования и снижения активности национальных банков. Сокращение доли внешних заемных средств банками стран с высоким уровнем доходов может привести к вынужденной продаже иностранных дочерних банков и негативно сказаться на оценке активов банков с участием иностранного и отечественного капитала в странах со значительным присутствием иностранных банков.

Какие выводы можно сделать из этого анализа текущего глобального социально-экономического кризиса?

1. Начало, пока еще объединяющее мировую экономику в единое целое, а именно капиталистические экономические отношения, характеризуется не только центростремительными, но и центробежными тенденциями. В этом наглядно проявляется закономерность единства и борьбы противоположностей. ТНК и международные банки, составляющие костяк глобальной экономики, а также структуры, стоящие на их службе (МВФ, МБРР, ВТО) не в состоянии противостоять стихии рынка, порождаемой спекуляцией и протекционизмом более чем двухсот государств. Сегодня не может быть и речи о синэргичности гигантской системы: ее элементы действуют вразнобой, преследуя каждый свои интересы и жестко конкурируя между собой. Особенно следует подчеркнуть, что важнейшей причиной центробежных тенденций является эмерджентность глобальной системы, т.е. принципиальная несводимость интересов составляющих ее компонентов. Примером является поведение Китая, который, впрочем, как и все другие государства, в первую очередь печется о своих национальных интересах. При этом его экономика остро нуждается в рынках сбыта своей продукции в высокоразвитых странах мира. Именно в свете этого следует расценивать договоренность Японии и КНР содействовать использованию национальных валют вместо американского доллара в сделках между японскими и китайскими компаниями, а также политику сохранения огромных резервов американской и европейской валюты, чтобы сохранить свои позиции на рынках США и Евросоюза.

2. Еще одной характерной чертой современной экономической ситуации является противоречивость осуществляемых государствами мер по преодолению кризиса, который я назвал бы «эффектом бумеранга». Начавшийся переход к жесткой экономии бюджетных средств создает риск дальнейшего замедления экономики, роста безработицы и сокращения покупательского спроса на рынке товаров и услуг. Образуется порочный круг: неизбежными последствиями политики жесткой экономии бюджетных средств являются дальнейшее наращивание величины государственного долга и дефицита бюджетов из-за недостаточного роста производства, вызванного сужением рынков. Здесь мы наблюдаем диалектическую взаимосвязь количества и качества. Стоит только увеличить налоги или сократить социальные расходы, как тут же немедленно сужается экономическая база для государственных доходов.

3. Последние события на Украине, а также создание ЕАЭС и БРИКС еще больше усилили накал конкурентной борьбы в мире. Четко обозначился единый фронт против гегемонии США в глобальной экономике и на мировой политической арене. Это означает, что политический и идеологический факторы все в большей мере влияют на формирование динамики и содержание экономических процессов.

Комментируя ситуацию с войной санкций, влиятельный американский журналист Патрик Смит в журнале Salon, писал: «…российские руководители во главе с Путиным и бригадами технократов во втором эшелоне создают обширную сеть отношений Юг-Юг или Восток-Восток, если вам так нравится больше. Это нечто совершенно новое в нашем мире. Это ошеломляет» («Комсомольская правда. Балтия». 17-21 декабря 2014). Создание БРИКС и ЕАЭС – это более сильный удар по США и его союзникам, чем контракции России. В создании политико-экономических блоков, противостоящих гегемонии лидера капиталистического мира, – США — со всей силой проявляется диалектическая закономерность единства и борьбы противоположностей. Единства потому, что враждующие блоки не могут существовать друг без друга. Действие всегда рождает противодействие. И Патрик Смит трижды прав, когда пишет о том, что «блокада российской экономики стала важным катализатором в реализации изобретательного ответа страны, подвергающейся все большему давлению». И повторю, нарастающее противостояние в определенной мере нейтрализует гегемонию США и способствует укреплению, как это ни парадоксально, противоречивого единства в мире. Как удачно выразился Патрик Смит, «глобализация благодаря нарастающему противостоянию Восток-Запад и Запад-Юг все в большей мере превращается в улицу с двухсторонним движением».

4. Кризис, продолжающийся уже девятый год, свидетельствует о неустойчивости глобальной капиталистической экономики. И пока в ней не проглядываются силы, способные к самоорганизации этой суперсистемы. Международные структуры оказались беспомощными перед лицом кризиса. Несмотря на все потуги государственных деятелей, МВФ, Мирового банка, ВТО, ОЭСР, G-7 и G-20, руководствующихся рекомендациями высококлассных специалистов, капиталистическая экономика становится все более и более неуправляемой, все меньше и меньше подчиняясь воле властителей этого жестокого и абсурдного по своей сути пока еще капиталистического мира. Даже Папа Римский Бенедикт XVI 6 октября 2008 года вынужден был отметить, что глобальный финансовый кризис свидетельствует о бесполезности денег и тщетности накопления материальных ценностей, а «единственной твердыней является слово Божие».Баснословные суммы финансовых вливаний из средств государственного бюджета в частный сектор — это способ накачать деньгами банки и улучшить их балансовые отчёты. Реальная цель валютного стимулирования состоит в повышении цен на связанные с долгом дериваты, поддерживая, тем самым, платежеспособность банков.

Снижение центробанками процентных ставок и ряд других мер, хотя несколько и смягчили негативные явления, однако не в состоянии были преодолеть кризисные явления, ибо не разрешено основное противоречие глобальной экономики — между общественным характером воспроизводства и частной формой собственности на средства производства. Поистине смехотворными и беспочвенными являются выводы неолиберальных экономистов о том, что нынешний кризис был вызван ошибками руководства ТНК и банков, а также административных служб правительств. Дело не в ошибках и просчетах руководителей государственных служб и бизнесменов, хотя они, вне всякого сомнения, имели место, а в объективных закономерностях функционирования глобальной капиталистической экономики.

5. Несмотря на то, что центробежные силы перевешивают центростремительные, однако объективно существующая взаимозависимость национальных экономик приводит к такому парадоксальному результату, что каждый партнер, отстаивая свои кровные интересы, при этом непременно вынужден учитывать меру влияния своей внеэкономической политики в отношении рынков других стран и регионов. Именно в этом проявляется со всей силой закономерность единства и борьбы противоположностей. Так, например, страны мира, включая Евросоюз, Китай и Японию, не заинтересованы в том, чтобы топить доллар и вообще экономику США, несмотря на острейшую конкуренцию, существующую между ними. Достаточно отметить, что товарооборот между США и КНР составляет астрономическую сумму 500 млрд. долларов. Повторяю, несмотря на противоречия, современную мировую экономику следует рассматривать как единое целое, в котором взаимосвязаны все его составляющие. Эту сложную взаимосвязь можно проиллюстрировать на следующем примере. Вынос ТНК многих предприятий в «периферийные» страны привел к тому, что они стали обслуживать потребительские рынки богатых государств ОЭСР. Процесс переноса многих промышленных производств в бывшие колониальные страны с преимущественно аграрной экономикой в погоне за максимальными прибылями (благодаря низкооплачиваемому труду, не защищенному в достаточной мере социальным законодательством в условиях отсутствия профсоюзов или их недееспособности) породил ряд новых явлений. В «старых» промышленных странах произошло снижение реальной заработной платы и возросло напряжение на рынке труда (кстати, этот процесс продолжается, вызывая массовое недовольство увольняемых работников в связи с закрытием предприятий и их последующим перебазированием в зоны дешевого труда). Все эти процессы в своей совокупности не могли не привести к уменьшению глобального платежеспособного спроса, которое не было компенсировано некоторым ростом потребления товаров в «периферийных» странах в связи с тем, что перебазирование индустрии в государства «третьего» мира вызвало пролетаризацию крестьянских масс, которые до этого вели традиционное натуральное хозяйство. Словом, расширение емкости рынка в слаборазвитых странах (даже с учетом того, что в них появился «средний класс» и увеличилась численность буржуазии) не в состоянии было перекрыть сокращения платежеспособного спроса в государствах ОЭСР. Сжатие же глобального потребительского рынка затормозило воспроизводство промышленного и торгового капиталов, что вынудило банки стимулировать спрос путем предоставления доступного потребительского кредита, источником финансирования которого стали сверхприбыли, полученные за счет эксплуатации трудовых и природных ресурсов в «периферийных» странах.

6. В мире существенно усилилась спекулятивность капиталистической экономики, особенно в финансовом секторе, что, несомненно, усугубляет ее стихийный характер. Картину кризисного хаоса «украшают» не только проделки мелких спекулянтов, зарабатывающих себе денежки на хлеб насущный, но и крупные мошенники – настоящие акулы бизнеса, такие, как Б.Мэдофф – экс-глава знаменитой фондовой биржи Nasdag, который умудрился нанести ущерб клиентам своей гигантской финансовой пирамиды, исчисляемый в 60 млрд. долларов. Так, в печати сообщалось, что потери нидерландского банка Fortis составили 1 млрд. евро, испанского банка BBVA (второго по величине в этой стране) оценивается в 300 млн. евро, а британский HSBC лишился 1 млрд. долларов и т.д. Стало известно о проделках еще одного миллиардера — бывшего исполнительного директора компании-производителя микросхем Broadcom Г.Николаса, который обвиняется американскими властями не только в финансовых махинациях, но и в хранении и продаже наркотиков. Сегодня в сфере финансов преобладают спекулятивные операции, достигающие, согласно оценкам экспертов, примерно 95 процентов от общей суммы сделок. Если эксперты не ошибаются, то глобальную экономику можно смело назвать спекулятивной.

Сумма виртуальных денег, или вторичных долговых обязательств (деривативов), обращающихся на фондовых биржах, которые Д.Сорос образно назвал «токсичными», возросла в предкризисном, 2006 году до фантастической величины – 473 трлн. долларов США, превысив объем мирового ВВП в 10 раз! В прессе можно встретить и такую цифру, как 1500 трлн. долларов. Дело, в конечном счете, не в точности этих цифр, а в том, что такое явление, как гигантские объемы спекулятивных денег сегодня деформируют мировой финансовый рынок. Кроме того, только на валютном рынке ежедневно заключаются сделки на общую сумму свыше 3 трлн. долларов. Деривативы вошли в моду на волне кредитного бума, став одной из самых распространенных форм передачи кредитных рисков другим инвесторам. Особую популярность приобрели контракты, предполагающие выплату премии тому, кто берет на себя риск невозврата по тому или иному кредиту (Credit default swaps). Спекулянты получали огромные прибыли, пока цена на наиболее рискованные бумаги вроде ипотечных облигаций росла. Ненадежные схемы оказывались самыми доходными. К середине 2008 года в управлении хедж-фондов находилось около 2,5 трлн. долларов. С началом кризиса сотни их лопнули, так же как рухнули и некоторые мошеннические финансовые пирамиды. Начало 2014 года стало худшим для хедж-фондов со времени финансового кризиса. Политические проблемы на Украине, падение акций IT и биотехнологических компаний, а также разворот курса иены — эти события застали врасплох многих управляющих. Неожиданный подъем волатильности на многих рынках привел к ухудшению результатов хедж-фондов. Их средняя прибыль составила всего 1,2% — самая низкая прибыль за I квартал 2014 года с 2008 года, когда во-всю разразился кредитный кризис. Как отмечает РБК-ТВ, особенно сильно прибыли хедж-фондов пострадали от коррекции в технологическом секторе. В прошлом году эти акции росли лучше рынка и стали популярными среди управляющих активами. По мнению некоторых аналитиков, хедж-фонды слишком увлеклись инвестициями, основанными на настроениях рынка, за что и были наказаны.

Изобретательству все новых и новых способов спекулятивных сделок, видимо, нет предела. В СМИ появилась информация о том, что крупные брокеры и инвесторы разрывают связи с «темным пулом» Barclays после того как Нью-Йоркская прокуратура обвинила британский банк в мошенничестве и обмане клиентов. Среди тех, кто вышел – Credit Suisse, Deutsche Bank, Royal Bank of Canada. Суть обвинения состоит в том, что Barclays заманивал клиентов в свой «темный пул», обещая им защиту от высокочастотных трейдеров, но на деле все было наоборот — банк помогал высокочастотным трейдерам. Как отмечает РБК-ТВ, Barclays LX является вторым крупнейшим «темным пулом» в США. В нем торгуются сотни миллионов акций в неделю. Аналитики ожидают, что дело против Barclays спровоцирует много дискуссий о «темных пулах» на американских рынках. Инвесторы требуют большей прозрачности операций, и эта активность вызывает вопросы у регуляторов. Они изучают и другие «темные пулы», включая те, которыми управляют Goldman Sasch и Credit Suisse. Изначально «темные пулы» создавались, чтобы давать крупным инвесторам возможность анонимно торговать большими объемами акций. Со временем их доля рынка стала увеличиваться, они привлекли высокочастотных трейдеров, и сейчас составляют конкуренцию биржам (http://quote.rbc.ru/topnews/2014/06/30/34176937.html).

Я специально столько внимания уделил спекулятивным сделкам, ибо в современной экономике они являются важнейшим фактором, суть которого определяется диалектической закономерностью перехода количественных изменений в качественные.

7.Финансовый мир все больше отрывается от реальной экономики, нависая над ней, как грозовая туча. Банковский капитал подчинил себе производственный капитал.

Теперь даже министры финансов и центробанков стран, входящих в G-7, признают «фундаментальную слабость мировой финансовой системы». Эмиссия кредитных денег, в том числе электронных, связана не столько с реальными доходами, сколько с гипотетическими, т.е. возможными доходами заемщиков, еще не полученными в процессе реального производства. У многих заемщиков закладные под недвижимость не имеют достаточного обеспечения, являясь фиктивными. Таким образом, образуется кредитный «пузырь», способствующий возникновению кризисов, ибо в один прекрасный день он неизбежно должен лопнуть. Повторяю, банки приучают домохозяйства жить в кредит, способствуя движению капитала, который может существовать, только сбросив с себя товарную форму и превратившись в деньги с тем, чтобы начать новый цикл своего расширенного воспроизводства. Однако такая практика, как показывает беспрерывная череда финансовых кризисов, чревата потрясениями, определяемыми диалектической закономерностью перехода количественных изменений в качественные.

8. Отличительной особенностью развивающегося кризиса является подтверждение прописной истины об объективной закономерности процесса обобществления капиталистической экономики, однако, теперь уже не только в рамках отдельных национальных экономик, но и в глобальном масштабе. Это, в частности, выражается в том, что практически во всех странах, охваченных в той или иной мере мировым экономическим кризисом, проводится политика активного вмешательства государств, а также международных экономических структур в деятельность частного бизнеса. Иначе и быть не может, ибо капитал – это продукт, создаваемый трудом наемных работников всего мирового общества, а не результат деятельности индивидуальных предпринимателей. Глава Deutsche Bank Ж.Акерман заявил: «Я больше не верю в саморегулирование рынка». Президент Франции Н.Саркози вторит ему: «Идея всесильного и неподконтрольного рынка безумна<…>Саморегулирование завершено. Эпоха laisser faire окончена». Жестокая действительность убедительно доказала полную иллюзорность неолиберальной концепции «рейганизма» и «тэтчеризма». Диалектическая закономерность отрицания отрицания неумолима. Однако необходимо обратить внимание на то, что в капиталистическом обществе политическая сфера, вынужденная вмешиваться в функционирование рынка, тем не менее, не в состоянии преодолеть закономерности, органически присущие рынку, в частности нейтрализовать махинации корпораций для достижения максимальной прибыли и особенно стихию спекулятивных операций. Государства и созданные ими международные структуры управления могут в какой-то мере воздействовать на поведение субъектов рынка, но они не в состоянии преодолеть все негативные последствия функционирования капитала. Все это означает, что отрицание отрицания никогда не может быть всеобъемлющим: в новом качестве непременно остаются элементы той системы, которая подверглась отрицанию.

9. Нельзя также не отметить устойчивую тенденцию возвышения в мировой экономике влияния Китая и одновременно упадка США. Китай демонстрирует в условиях кризиса и трудностей с экспортом своих товаров высокие темпы роста народного хозяйства. Руководство Китая своевременно разработало меры по противодействию негативному влиянию кризиса на экономику своей страны. В частности, Председатель КНР Ху Цзиньтао обратил внимание всех органов управления на необходимость реализации разработанной программы интенсификации внутреннего потребления, активизации монетарной политики, дальнейшего реформирования модели экономического развития. Китай в принципе может перевести свои долларовые активы в другие, более ценные, чем нанесет серьезный удар по финансовой системе США. Такой шаг, безусловно, изменил бы расстановку сил еще больше в пользу Китая. Однако, повторяю, позиции США пока довольно сильные и они, несмотря на все трудности, остаются по-прежнему мировым лидером глобального капитализма. Ф.Фукуяма в интервью журналу The New Times 18 ноября 2008 года сказал, что текущий кризис “…это не конец капитализма. Я думаю, это конец “рейганизма”…».Однако, тем не менее, следует заметить, что кризис показал, насколько опасным может быть положение доллара, как единственной мировой валюты. В Китае решили диверсифицировать платежные средства, в то же время оставив в руках США руководство мировой валютной политикой. В период с 2010 по 2013 год доля международных операций в юанях увеличилась более чем в три раза, с 34 до 120 миллиардов. Как считает эксперт по Азии Жан-Франсуа Ди Меглио, «стратегия Китая в том, чтобы стать частью «сообщества валют», защитив собственные интересы, и в то же время избежать повторения ошибок Японии и даже, быть может, США и Европы. Речь идет о том, чтобы получить свободу для маневра в торговой среде, но в то же время сохранить валютный суверенитет (http://news.mail.ru/economics/18915419/?frommail=1).

10. Экономический кризис привел к углублению острейших противоречий и диспропорций, существующих в асимметричной мировой системе:

— между странами ОЭСР и беднейшими странами;

— между США и остальными государствами мира.

По данным обследования МВФ, от кризиса серьезно пострадала экономика следующих наиболее бедных и уязвимых стран мира: Албании, Анголы, Армении, Бурунди, Вьетнама, Ганы, Гаити, Гондураса, Демократической республики Конго, Джибути, Замбии, Киргизии, Кот д;Ивуар, Лаоса, Лесото, Либерии, Мавритании, Молдавии, Монголии, Нигерии, Папуа-Новая Гвинея, Сент-Люсия, Сент-Винсент, Гренадины, Судана, Таджикистана, Центральноафриканской республики. Кризис для перечисленных государств обернулся для них упадком торговли, а также значительным снижением иностранных инвестиций и денежных переводов. Общий внешний долг (государственный и частный) «развивающихся» стран возрос до 24,8% ВВП в 2009 году, а среднее отношение внешнего долга к экспорту увеличилось до 82,4 %. МВФ считает, что по предварительным подсчетам, необходимый объем дополнительного финансирования беднейших стран может достигнуть 140 млрд. долларов (и это на фоне триллионов долларов, которые направляют государства ОЭСР для стимулирования своей экономики и реструктуризации финансового сектора!). Продолжается отток капитала из фондов, инвестируемых в акции развивающихся стран, сообщает Bank of America.

11. Нельзя не согласиться с Ю.Чуньковым в том, что происходит обострение противоречий «…между монополиями и буржуазным государством, между монополиями и отрядами трудящихся, между трудящимися и буржуазным государством» (Ю.Чуньков «Экономическая теория в 3 частях. Часть 3. Глобализация и социализация» (ИТРК М.:2015 с. 182). Уже трижды доказано, что МВФ и Всемирный банк являются орудиями в руках крупного капитала, власть которого сегодня сосредоточена главным образом в правительстве США. Но немаловажным инструментом закабаления глобальным капиталом т.н. «периферийных» стран является еще одна международная организация – ВТО. Вот что писал о ВТО директор Форума третьего мира профессор Самир Амин в книге «Вирус либерализма – перманентная война и американизация мира» («Европа». 2007): «ВТО была, безусловно создана для того, чтобы закрепить и легализовать «сравнительные преимущества» транснационального капитала. Производственные права и авторские права в ВТО были сформулированы так, чтобы закрепить монополии транснациональных компаний, гарантировать им сверхприбыль и поставить на пути каждой попытки независимой индустриализации в странах периферии практически непреодолимые препятствия. ВТО – это не только организация по регулированию мировой торговли, функции ВТО намного шире. Она должна ввести единые правила управления национальных и мировых рынков. И по радикальному концепту «свободной торговли», которого в таком масштабе еще не было в истории, отменить всю разницу между ними. Результатом этого будет реорганизация системы производства в интересах сильнейшего, то есть транснационального капитала. То есть ВТО хочет организовать производство в мировом масштабе, причем не в смысле развития (для бедных – хотя бы частично «догоняющего»), а для максимизации прибыли ТНК при цементировании ассиметрии производственных структур и их неравенства<…>ВТО для меня – истинно новое колониальное министерство стран «восьмерки». ВТО играет по отношению ко всем странам периферии одну и ту же роль: не допустить, чтобы колонии в будущем стали конкурентами…»

12. Глобализация мировой экономики сопровождается расширением международного разделения труда. В экспорте увеличивается доля готовой промышленной продукции, в частности, наукоемкой. Вместе с тем диалектика глобализации такова, что усиление взаимозависимости между экономиками стран не только укрепляет связи между ними, но и делает мир все более сложным – системой уравнений, в которой возрастает число неизвестных. Да и сами уравнения не простые, а трансцендентные, дифференциальные, с производными по времени, с множеством неизвестных коэффициентов и показателями степеней. «Чем сильнее взаимозависимость, – пишет Э.Тоффлер, – тем больше стран в нее втянуто и тем сильнее и разнообразнее последствия. Уже сейчас взаимоотношения так перепутаны и сложны, что почти невозможно даже самому гениальному политику или эксперту учесть все последствия первого или второго порядка от своих решений» (Тоффлер Э. и Тоффлер Х. Война и антивойна. М.: Транзиткнига, 2005, с. 310-311).

13. Директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард заявила о растущем риске дефляции, которая может губительно сказаться на восстановлении мировой экономики (издание Financial Times — http://news.mail.ru/economics/16498215/).«При уровне инфляции ниже целевых показателей многих центральных банков мы видим растущий риск дефляции, которая может оказать разрушительное воздействие на восстановление (мировой экономики)», — заявила К.Лагард, выступая с речью в Вашингтоне в Национальном пресс-клубе (National Press Club, NPC). К.Лагард сравнила дефляцию с великаном-людоедом и призвала к решительной борьбе с этим экономическим явлением, когда общий уровень цен в экономике снижается в противоположность его росту при инфляции. Снижение уровня цен губительно для экономики, выходящей из рецессии, поскольку повышает реальную стоимость долговых обязательств. Дефляция опасна также сокращением прибылей предприятий, снижением инвестиций и производства, что может негативно влиять на рост ВВП и занятость. Ранее об угрозе дефляции говорили и в Европейском союзе. Годовая инфляция в еврозоне за январь-ноябрь прошлого года упала примерно на один процентный пункт и возбудила разговоры о риске дефляции. Дискуссия на весенней сессии Международного валютного фонда (МВФ) окончательно закрепила за дефляцией в ЕС статус главного зла. Глава МВФ Кристин Лагард сразу в двух выступлениях на полугодовой сессии фонда 9 и 10 апреля 2014 года официально объявила потенциальную европейскую дефляцию угрозой номер один для хрупкого мирового роста. Со специальными обращениями на эту тему в адрес Международного денежного и финансового комитета (IMFC, «собрание акционеров» фонда) выступили также глава ЕЦБ Марио Драги и замглавы Еврокомиссии Сийм Каллас. Прогноз по итогам 2014 года — минус 0,2% (Справка: по итогам января 2015 года потребительские цены в еврозоне снизились на 0,6%. Месяцем ранее была зафиксирована дефляция на уровне 0,2%). (http://ec.europa.eu/eurostat/web/euro-indicators/peeis). Главная угроза, которую МВФ видит в происходящем, — увеличение реальной стоимости обслуживания кредитного долга домохозяйствами, корпоративными заемщиками и госструктурами. Кроме этого, замораживание номинальных зарплат в ЕС с 2009 года при снижении инфляции, по мнению МВФ, консервирует уровни безработицы, а в зоне евро — проблемы стран со слабым платежным балансом, в целом делая вторую по размеру мировую экономику более или менее бесполезной как «мотор» экономического роста. Возможно, борьба с «евродефляцией» — отражение беспокойства за перемены в странах ЕС в этой связи. Впрочем, рациональной альтернативы у ЕС практически нет (http://news.mail.ru/economics/17805444/?frommail=1).

Итак , подведем итог

Во-первых, повсеместно заметно возросла социальная напряженность, выражающаяся не только в недовольстве значительной части населения, но и в активизации протестного движения в форме массовых манифестаций, демонстраций, отказе от участия все большего числа граждан в выборных кампаниях, а также в росте числа самоубийств, психических заболеваний людей, потерявших надежду выбраться из нищеты и получить постоянную работу (особенно это заметно среди молодежи, оказавшейся не у дел).

Международная организация труда (МОТ) с 8 по 11 апреля 2013 года провела в Осло очередное, девятое Европейское региональное совещание (http://www.ilo.org/global/about-the-ilo/media-centre/press-releases/WCMS_210281/lang—en/index.htm). На открытии совещания премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг заявил: «Кризис в Европе достиг угрожающих масштабов. Финансовый кризис превратился в кризис занятости. В некоторых странах уже сформировалось потерянное поколение молодежи — без работы, без доступа к обучению и рынку труда. Все больше людей становятся экономически неактивными и утрачивают возможность трудоустройства<…>Вот почему необходимо немедленно принимать меры во избежание масштабного социального кризиса с негативными политическими последствиями. Это — главный политический вызов, с которым сегодня столкнулась Европа».

Кризис все в большей мере обостряет противоречия в сфере социальной политики. При проведении избирательных кампаний наблюдается не только возрастание разногласий, но и повышенная нервозность в поведении политиков. Это и не удивительно, так как во время кризиса резко обострились проблемы перераспределения доходов: государства, чтобы пополнить казну и сократить объем долгов, вынуждены были пойти на повышение налогов на доходы богатых слоев населения, что, естественно, вызвало их отчаянное сопротивление. Одновременно все большее число трудящихся масс выражают свой протест против урезания социальных программ. Классовая солидарность трудящихся масс, преодолев государственные границы, вылилась 14 ноября 2012 года в самую крупную за последние десятилетия акцию протеста. Во всеобщей забастовке, объявленной Европейской конфедерацией профсоюзов, приняли участие миллионы жителей из 23 стран ЕС.

22 марта 2014 года в Мадриде прошел «Марш достоинства» – шествие с участием десятков тысяч человек, выражающих протест против экономической политики испанского правительства. Вначале заявленный мирным, марш перерос в массовые беспорядки, в которых пострадали по меньшей мере 85 человек, в том числе 50 полицейских. Местные власти отмечают, что столкновения были «невиданно жестокими» и что городу нанесен значительный хозяйственный ущерб. Протестующие, пытавшиеся прорвать полицейские кордоны на подступах к зданию правящей Народной партии, кидали в стражей порядка камни и петарды. Те в ответ применили дубинки и слезоточивый газ. Около 30 человек были арестованы за сопротивление полиции (http://news.mail.ru/politics/17503478/?frommail=1).

Каково же положение трудового люда в самой могущественной стране мира – США? Обратимся к публикациям в американских СМИ. В стране, где на уровне национальной идеи постулируется, что «американская мечта» доступна любому, кто готов упорно работать, фраза «работающий бедный» может показаться не такой уж и страшной. Однако немногие знают всю правду об «американской мечте», заявляют журналисты The Huffington Post. По данным переписи населения в США за 2012 год, доходы более 7% американских рабочих упали ниже федерального уровня бедности. За последние 10 лет средний семейный доход в США упал на 2500 долларов. 400 самых состоятельных американцев владеют в настоящее время большим богатством, чем 150 млн. их соотечественников. Каждый четвертый ребенок в США живет за счет продовольственных талонов. Доход одного человека составляет 11170 долларов и 15130долларов на двоих. В прошлом месяце сенат США отверг законопроект, который бы поднял минимальную заработную плату до 10,10 долларов в час; сейчас она составляет 7,25 долларов. Круг людей, которые не понаслышке знают о том, каково быть «работающим бедным» в Америке, довольно разнообразен: родители-одиночки, пары с детьми и без детей, молодые женщины с высшим образованием, бизнесмены, пожилые люди. Примечательно, что их финансовое положение довольно схоже. На эти деньги, пишет издание, они могут лишь пытаться сводить концы с концами. У безработных же нет и этого. Ранее в этом году 55-летний Гленн Джонсон (Glenn Johnson) зарабатывал около 14 тысяч долларов в год — или 7,93 долларов в час, работая уборщиком в ресторане быстрого питания Burger King. Примечательно, что он работает в индустрии быстрого питания более 30 лет. Недавно его работодатель сообщил о росте своей квартальной прибыли на 37%, при этом продолжая отказывать работникам в повышении заработной платы. Джонсон описал свой распорядок дня, как «чистый ад»: «Иногда я возвращаюсь домой, и я так устал, я проглатываю ужин, принимаю душ, немного смотрю телевизор и иду спать, — рассказывает он. — Затем наступает новый день. Я устал, но пытаюсь преодолеть себя и снова иду на работу». Но даже при таких обстоятельствах Джонсон хотел, чтобы ему прибавили часы его работы. По его словам, он работал около 35 часов в неделю, но хотел бы от 40 до 50, что позволило бы ему вовремя оплачивать 765 долларов за аренду квартиры и счета за газ, а также приобрести некоторые вещи, которые на тот момент он себе позволить не мог. 29-летняя Ванесса Пауэлл (Vanessa Powell) работает на складе Goodwill в Сиэтле за 9,25 долларов в час. Ванесса имеет степень бакалавра в области английского языка и магистра в области делового администрирования. Иногда Ванессе и ее безработному жениху не хватает даже на еду. «Да, это грязная и унизительная работа, но, по крайней мере, это работа, — говорит Ванесса. – Я зарабатываю достаточно, чтобы покрыть арендную плату за квартиру, но при этом у нас один на двоих сотовый телефон» (Интернет-издание East News/ Polaris/ Scott Houston — обновлено: 19:48 20.05.2014.172946116449. См. также http://ria.ru/world/20140520/1008598548.html#ixzz32MfUhGW7).

Усугубляется поляризация населения по уровню доходов. Даже в условиях кризиса в 2013 году богачи мира «заработали» 524 млрд. долларов. Их общий капитал составил 3,7 трлн. долларов. В то время как заработная плата трудящихся в последние годы снизилась во всем мире. Богатство 11 млн. самых зажиточных людей планеты, имеющих более 1 млн. свободных денег в долларах США, выросло с 40,7 трлн. долларов в 2007 году до 42,7 трлн. долларов в 2010 году, несмотря на глобальный экономический кризис. В рамках единства классовых противоположностей нарастает напряженность между полюсами этого единства.

Ощутимо возрос поток мигрантов, стремящихся найти в других странах надежный источник доходов (всего в мире насчитывается более 230 млн. мигрантов). Этот процесс совершается не только в направлении Юг-Север (например, из стран Африки в Западную Европу), но и в рамках Евросоюза – миграция в государства с высоким уровнем жизни из стран Восточной Европы, являющихся фактически колониальной окраиной с дешевой квалифицированной рабочей силой. И вообще единый европейский рынок безжалостен, он топит всех неконкурентных предпринимателей в странах, где пока еще много небольших крестьянских хозяйств, а также процветает мелкий и средний бизнес (Греция, Италия, Португалия, республики Прибалтики, Болгария, Румыния и т.п.). Кстати, именно эти страны больше всего и страдают от кризиса.

Во-вторых, мировой экономический кризис выявил системные пороки в функционировании рынков и серьезные недостатки в основополагающих процессах выработки экономической политики. Развитие кризиса, обусловленного главным образом фиктивным капиталом, значительно отличается от традиционного кризиса перепроизводства товаров и услуг, хотя и тот, и другой порождают безработицу из-за свертывания реального производства, банкротства фирм, в результате чего сокращается объем совокупного платежеспособного спроса, нарушаются сроки выплаты ипотечной задолженности. По мере того, как все больше и больше работников, особенно молодых, остаются без работы в течение длительного периода, среднесрочные перспективы роста ухудшаются из-за разрушительного воздействия безработицы на трудовую квалификацию и навыки. Если при традиционных кризисах в первую очередь предпринимателям приходилось решать проблему реализации товарных запасов и восстановления, таким образом, капитала для продолжения производства, то при современном кризисе приходится, в первую очередь, решать задачу сокращения объемов фиктивного капитала и увеличения объемов производительного капитала, используя такие меры, как прямое государственное вмешательство в форме финансовой поддержки корпораций в секторе реального производства, а также списания долгов системообразующих банков. Эти меры неизбежно приводят к росту дефицита государственных бюджетов и государственного долга. Чтобы свести концы с концами, государствам приходится урезать затраты на социальные программы. Меры жесткой экономии государственных финансовых ресурсов еще больше подрывают перспективы роста и занятости, что делают бюджетную корректировку и улучшение платежеспособности финансового сектора все более сложными. Говоря иначе, мировая капиталистическая экономика попала в порочный круг, который подобно водовороту втягивает ее все глубже и глубже в пучину экономической, социальной, политической и экологической катастрофы. Пожалуй, объективную обобщающую оценку ситуации, сложившейся на данный момент в мирохозяйстве дала глава Международного валютного фонда (МВФ) Кристин Лагард. «Перспективы развития мировой экономики на данный момент не особенно радужные. Довольно мрачные. Это именно то, что произошло в 1930-х годах, но таких последствий мы не хотим»,— приводит слова К.Лагард издание The Guardian. К сказанному госпожой Кристин Лагард можно добавить только одно: к началу XXI столетия масштабы и уровень назревших проблем глобализации возросли настолько, что стихийное развитие уже недопустимо. Необходимо активное вмешательство общественного разума для сознательного регулирования экономики и политики, чтобы снять угрозу назревающих катастроф. А это в свою очередь предполагает мобилизацию не только накопленного технологического и производственного потенциалов, но и всего интеллектуального потенциала человечества, развитие активного общественного сознания по всем направлениям. Пора поставить заслон политике абсурда, порожденной глобальным капитализмом! Хватит морочить сознание сотен миллионов людей абсурдной политикой, именуемой как «социальное рыночное хозяйство», являющейся на деле системой беззастенчивой эксплуатации Труда Капиталом, преподносимой массовой пропагандой как социальное партнерство. Набирает темпы гонка вооружений, создаются все более совершенные и смертоносные виды оружия. Мир балансирует на острие лезвия новой всемирной бойни. Разве это не абсурд? И все это во имя получения баснословных барышей капиталистами, среди которых особенно безрассудными и циничными являются финансовые спекулянты! Разве не является абсурдом тот факт, что в мире насчитывается свыше 1200 миллиардеров, суммарное состояние которых составляет более 4,5 триллиона долларов США, в то время, когда каждый третий работоспособный человек на планете лишен работы или живет в нищете? Не пора ли, наконец, в третьем тысячелетии, покончить с миром абсурда, с бессмысленностью происходящего и постараться разбить оковы рабства, стать свободными, счастливыми людьми, уверенными в своем будущем, в том, что жизнь наших с вами детей и внуков станет лучше, чем сегодня?

В-третьих, анализируя пеструю и противоречивую картину быстротекущих событий в современном мире, порой трудно определить, политика ли определяет поведение экономики или наоборот. Однако, вникая глубже в суть происходящего, в очередной раз убеждаешься в верности положений исторического и диалектического материализма. Подтверждением этому является та же статья Патрика Смита, которую я уже выше цитировал. Сделаю это еще раз, приводя нижеследующую выдержку из статьи Патрика Смита «Русские активно действуют. Это ошеломляет»: «Моя челюсть упала и ударилась о стол, когда я прочитал на прошлой неделе, что новый министр финансов Украины Наталья Яресько: 1) гражданка США, получившая украинский паспорт одновременно с назначением на должность; 2) бывший сотрудник госдепартамента; 3) получатель сотен миллионов долларов, которые, согласно хвастливому заявлению Виктории Нуланд, были истрачены госдепом на разворот Украины в западном направлении и 4) участник явно масштабных инсайдерских сделок, прошедших через инвестиционную компанию, которую Яресько учредила, уйдя из госдепартамента.

Яресько была президентом и генеральным директором Western NIS Enterprise Fund (WNISEF), который был создан Агентством международного развития США (USAID) с капиталом в 150 млн. долларов, чтобы содействовать развитию деловой активности на Украине. Она также была соучередителем и управляющим партнером Horizon Capital, которая управляла инвестициями WNISEF в размере 2-2,5% от вложенного капитала, а ее комиссионные в последние годы превышали 1 млн. долларов, о чем свидетельствует ежегодный отчет WNISEF за 2012 год».

Пока трудно предсказать, чем завершится нынешний пятый этап кризиса – коллапсом или перейдет в шестую фазу — фазу перманентного кризиса. На динамику кризиса одновременно влияют слишком многие факторы, в частности, экономическая политика стран БРИКС. Теоретически не исключен и третий вариант, а именно, когда глобальная экономика вплотную подойдет к краю пропасти, все-таки сработает у капиталистов инстинкт самосохранения и будут предприняты радикальные меры, чтобы избежать ее краха. Но учитывая совокупность субъективных факторов и нарастающую конфронтацию Запада с Россией и ее партнерами, третий вариант представляется маловероятным.

В связи с этим приведу примечательное высказывание журналиста и политического деятеля Италии, бывшего депутата Европарламента Джульетто Кьеза: «…кризис, который весь мир переживает, беспрецедентен. Ничего подобного в прошлом не было. Вот говорят: «великая депрессия». Это не депрессия. Это конец бесконечного развития» («Комсомольская правда. Балтия» 22 декабря 2014).

Конечно, это не конец развития, но конец развития в рамках капиталистического способа производства. Рано или поздно сработает всеобщая диалектическая закономерность отрицания отрицания. В Лету канет прежнее качество и окончательно возобладает новое качественное состояние Человечества, и предыстория, как говорил К.Маркс, смениться подлинной историей Человечества.

Другими словами, в недрах глобального капитализма зреют предпосылки и условия перехода к новой общественно-экономической формации, выражающиеся в обобществлении воспроизводственного процесса, развитии социальной сферы, а также элементов самоуправления. В 1917 году в России состоялся первый революционный рывок человечества к становлению коммунистического способа производства. Но он в 1991 году также в силу закономерности отрицания отрицания был нейтрализован контрреволюцией. Несмотря на крах социалистической системы в СССР, тем не менее, в мире продолжается развитие социалистических общественных отношений в ряде стран: в Китае, Вьетнаме и на Кубе. Все активнее становится процесс возврата к марксизму в идеологической сфере, заметно усилилась консолидации антикапиталистических движений и партий, как в отдельных государствах, так и в международном масштабе.

В мире зреет революционная ситуация. Согласно диалектике, существует некоторый временной интервал квазиустойчивости системы, в пределах которого еще сохраняется определенное качество, несмотря на изменение количественных характеристик. При переходе границ происходит скачок — переход от одного качественного состояния к другому.

Движущей силой этого скачка из одного качественного состояния в другое, из глобальной капиталистической системы в глобальную социалистическую систему неизбежно произойдет, так как рано или поздно должны быть разрешены накопившиеся в обществе противоречия, о которых речь шла выше и которые стали причинами нынешнего социально- экономического кризиса. Повторюсь. Речь идет о многослойности противоречий глобальной капиталистической системы, которыми являются:

Во-первых, фундаментальное противоречие между экономическими интересами двух антагонистических классов — наемных работников и капиталистов.

Во-вторых, противоречие между платежеспособным спросом наемных работников и ссудным капиталом.

В-третьих, противоречие между реальным и фиктивным капиталом.

В-четвертых, противоречие между закономерностью обеспечения пропорциональности развития экономики и массовой спекуляцией, порождающей наряду с другими факторами стихийность функционирования рынка.

В-пятых, противоречие между общественным характером производства и частной собственностью на средства производства.

Субъективно эти противоречия выражаются в том, что терпение людей истощается, негатив накапливается.

Длящийся уже девятый год социально-экономический кризис протекает в рамках обостряющегося глобального системного кризиса капиталистического способа производства, являясь его порождением. Все явственнее проявляются признаки исторического качественного скачка, процесса отрицания антагонистических общественно-экономических формаций, становления Человечества, свободного от эксплуатации человека человеком. Если раньше, до современного кризиса, любой экономический кризис проходил три стадии (становление, проявление и завершение), то пока нет признаков последней, третьей стадии.

Поэтому есть все основания считать, что нынешний кризис с большой степенью вероятности рано или поздно должен завершиться мощной волной социального протеста, который сметет систему капиталистической наживы, эксплуатации наемных работников физического и умственного труда, являющийся источником агрессивной политики империалистических государств в отношении народов, жаждущих справедливости, свободы и мирного сотрудничества.

Д.э.н., профессор В.Паульман

Комментарий сайта: пусть привычные марксистские слова не заслонят для читателя сути: кризис можно анализировать разными способами, и марксизм (и шире, гегелевская диалектика) дают возможность увидеть то, что раньше могло ускользнуть от исследователя (и — подчеркнем! — практика).

2 комментария: Диалектика современного глобального социально-экономического кризиса

  • anghar говорит:

    О неизбежности качественных изменений современной глобальной социально-экономической формации свидетельс?

  • Oleg говорит:

    Процессирующие противоречия капиталистического воспроизводства Социально-экономический цикл в 1c0 условиях капиталистической формации в соответствии с теорией длинных волн Н. Кондратьева предполагает глубокие изменения в технологиях производства и обмена в преддверии или в начале повышательной волны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Рейтинг@Mail.ru