Анализ и прогноз от В.Алпатова. Ситуация на конец мая

Отшумели торжества, поздравили ветеранов, прошагал «Бессмертный полк». К Путину на этот раз 9 мая никто не приехал, кроме формально отставного Назарбаева. Люди немного отвлеклись от не решаемых проблем. Теперь снова будни, но летом всё же лучше, чем зимой.

Всё чаще пишут о надвигающемся новом кризисе, которого ждут до конца года (НГ, 20 мая). Если верить данным ФОМ, то 60 % граждан не доверяют Медведеву, и лишь 30 % положительно оценивают его деятельность; у Путина цифры лучше, но если бы выборы были сейчас, он получил бы меньше половины голосов: 49 % («Советская Россия», 18 мая).

За коррупцию задержан ещё один губернатор, хотя и бывший (Иваново). Это уже стало рядовым событием. Менее стандартен случай в Раменском под Москвой: главу районной администрации обвиняют в убийстве любовницы. Это прямо разоблачительный итальянский фильм 70-х годов! Тогда у нас всё же секретари райкомов были другими. В США и в этом месяце стреляли: инженером убиты больше десятка бывших сослуживцев, а затем и его застрелила полиция; там это регулярно.

У нас всё больше пытаются воспитательную работу передать церкви. Но на пасху в России в храмы пришли вдвое меньше людей, чем на Украине («Новая газета», 15 мая). Наша церковь потерпела поражение в борьбе за Исаакиевский собор и стремится во что бы то ни стало при поддержке власти взять реванш со строительством огромного храма в Екатеринбурге. Эта история получила широкий резонанс, и очевидно, что церковь в меньшинстве.

Ещё один опрос Левада-центра (НГ, 25 апреля): 48 % (против 39 %) считают, что было бы лучше, если бы всё осталось так, как было до 1985 года. Общество по этому вопросу расколото больше, чем в отношении Сталина. Но любопытно и другое: большинство при этом признаёт улучшение положения со свободой слова и совести за последние десятилетия. Эти проблемы объявляют главными в своей пропаганде Америка и Европа, но у россиян чаще другие приоритеты.

М. Веллер (АиФ, 8 мая) видит в результатах опроса лишь «мифологизированное российское массовое сознание». Он признаёт «невесёлое положение» в современной России, но издевается над мнением: «Если бы не проклятый Горбачёв…», при котором забывают о материальных бедах времён СССР, в том числе о «карточной системе конца 1980-х». Но ведь в эти годы во главе государства стоял именно Горбачёв, и как раз он здесь несёт ответственность.

«Коммерсант» (11 мая) приводит данные о соотношении мужчин и женщин во власти в разных странах. В парламентах доля женщин больше всего в государствах Латинской Америки с левой властью: на Кубе и в Боливии их более половины, не намного меньше в Никарагуа. Россия на 131 месте: 15,8%. В правительствах семи государств, включая Швецию и (до последних выборов) Испанию, женщины преобладают, а в Канаде их ровно половина. В РФ их четыре из 31 (134 место). Конечно, в некоторых странах для них устанавливают специальные квоты, но ведь когда-то Советская Россия была тут первой. И здесь отставание.

Новый украинский президент объявил, что между Россией и Украиной нет ничего общего кроме границы. Это высказывание неверно и очень несправедливо, но в нынешней ситуации естественно: от Зеленского ожидают чуда, в том числе возвращения Крыма и Донбасса и полной интеграции в Евросоюз и НАТО, хотя даже сейчас «Россия по-прежнему лидер, как в экспорте, так и в импорте в Украину» (НГ, 25 апреля). Разорвать экономические связи с Россией, разумеется, можно, но вряд ли от этого украинцы будут жить лучше. А всё остальное явно за пределами возможностей президента Украины, как и борьба с коррупцией или восстановление экономики. А надежды на Зеленского быстро могут смениться разочарованием; в истории мы знаем много таких примеров. И конечно, остаются память людей, привычки, традиции, что бы ни говорили украинские политики. Тем временем пришла очередная новость из длинного ряда: закрыт и уничтожен Запорожский автозавод.

Однако, в конце концов, не так важно, что говорит Зеленский. Главное – его дела. В качестве первых шагов после вступления в должность он обещает борьбу с коррупцией и реформу судебной системы без изменения внешней политики; плюс кадровые перемены. Любой на его месте сейчас обещал бы то же самое. В самом начале Зеленский добился роспуска в целом враждебной ему Рады, и состоятся её досрочные выборы. Он пока что получил кредит доверия, и чем раньше переизберут парламент, тем больше мест будет иметь его партия, сейчас там не представленная. И ещё президент реабилитировал Саакашвили; ему возвращено гражданство Украины.

Российские власти активно начали выдавать паспорта России гражданам ДНР и ЛНР, прежде всего, военным и чиновникам. Почему сейчас? Почему именно этим людям? Р. Вахитов («Советская Россия», 7 мая) выдвигает такую версию: наша власть готовится к сдаче Донбасса, а этим категориям лиц надо обеспечить выезд в Россию.

В Казахстане мой предыдущий прогноз о «временной фигуре» вроде бы не подтверждается: и. о. президента Токаев уверенно возглавил списки кандидатов на этот пост. Вероятно, всё же именно его назначил наследником Назарбаев.

1 мая во многих странах прошли традиционные демонстрации профсоюзов и левых партий, которые часто кончались столкновениями с полицией. В Болгарии демонстранты требовали отставки правительства, а в Париже разгромили кафе, где Макрон два года назад праздновал победу. В России всё было относительно спокойно.

10 мая «был зафиксирован окончательный провал многомесячных американо–китайских торговых переговоров. И Вашингтон объявил о повышении ввозных пошлин практически на весь китайский импорт» (НГ, 13 мая). Предсказывают значительные последствия вплоть до девальвации рубля, а меры США во многом невыгодны для Китая; Трамп объявил о победе. Однако Китай предпочёл независимость уступкам и в свою очередь ввёл санкции против американских товаров. В связи с этим даже «Независимая газета» ставит китайцев в пример «отечественной элите» вроде Кудрина, у которой «единственная содержательная идея» – «капитуляция перед Западом». Наконец, газета пришла к выводу, который левые сделали уже давно.

В мае после нескольких месяцев почти полного отсутствия контакта возобновилось общение российских и американских политиков. Путин в телефонном разговоре с Трампом обсуждал проблемы Венесуэлы и Кореи. Вскоре в Финляндии состоялись переговоры Лаврова и Помпео, было заявлено о прогрессе. После этого они ещё раз встретились в Сочи, где к ним присоединился Путин. Всё выглядело мирно. Говорят о возможности скорой встречи двух президентов. Смягчение позиции США? В связи с чем? Вот концепция, которая будто бы разработана в госдепартаменте (НГ, 14 мая). Главный враг США – Китай. Надо не допустить его союза с Россией. А для этого следует помогать более слабой России, как когда-то Америка помогала Китаю против СССР. Всё вроде бы логично, но даже если Трамп согласится с таким подходом, ещё есть общественное мнение и отражающий его конгресс, а для них в России по-прежнему у власти ненавидящие права человека большевики, но только ослабленные, с которыми можно не считаться. Министры иностранных дел России и Японии вели очередные переговоры по мирному договору, и, как всегда, безрезультатно.

На грани апреля и мая в Венесуэле была очередная попытка переворота, но армия осталась верна Мадуро. Его соперник Гуайдо объявил было о «завершающем этапе революции», но затем признал неудачу. Симпатизирующая противникам Мадуро «Новая газета» (6 мая) всё же констатирует: «Оппозиция практически никогда не вела работу с населением трущоб». Появились разговоры о сделке между президентами: Путин сдаст Вашингтону Мадуро в обмен на продолжение деятельности в Венесуэле российских компаний (там же). Так ли это? Пока что не подтверждается. А «Новая газета» 13 мая была вынуждена признать: «Похоже, режим Мадуро вновь устоял», и оппозиция ослаблена больше, чем власть. Пока прежняя ситуация сохраняется.

В мае проведены выборы в европейский парламент. Результаты в целом сошлись с прогнозами. В большинстве стран успешно выступили правые евроскептики, не доверяющие глобализации и требующие ограничения приёма в Европу беженцев и других мигрантов. Левые не смогли занять чёткую позици ю по вопросам о мигрантах и не добились особых успехов. А партии власти либо остались «при своих», либо потеряли места. И вот уже убеждённый сторонник глобализации, декан экономического факультета МГУ Аузан считает (НГ-сценарии, 23 апреля), что она имеет свои приливы и отливы, а сейчас – период отлива. Осталось этим утешаться?

В Северной Македонии президентом выбрали кандидата от правящей партии, который нацелен на вступление в ЕС и НАТО. В Австрии политический скандал (и тут нашли «руку Москвы»), из-за которого правительство Курца было вынуждено уйти в отставку; теперь там также премьер – женщина. Однако это дамское сообщество покидает Тереза Мэй: её авторитет упал из-за неудачных действий в связи с выходом Великобритании из ЕС, и она обещает уйти в начале июня. В Турции по требованию Эрдогана суд отменил результаты выборов в Стамбуле, на которых победила оппозиция. Новый мэр там уже приступил было к работе, но теперь снова будут выборы. В ЮАР на парламентских выборах правящая партия потеряла голоса, но сохранила власть. А войнам в Ливии и Йемене нет конца.

Ещё месяц прожит. Что дальше?

В. Алпатов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ноябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  
Рейтинг@Mail.ru